Анализируем речь проверяемого на искренность

Существуют данные о том, что во время произнесения человеком лжи скорость и громкость его речи будут отличаться от свойственных ему в обычной ситуации109.

Два признака в речи
По вокальным невербальным характеристикам речи определяются два признака:
– тенденция к изменению тона (высота, интонации)
что связано со стрессом, но не всегда бывает выражена, так как интонация голоса изменяется не из-­за самого факта обмана, а только тогда, когда лжец испытывает при этом негативные эмоции (страх) или возбуждение;
– появление более длинных пауз в речи, изменение скорости
(как правило, замедление) речи – темпоральные характеристики, что зачастую связано с необходимостью тщательно обдумывать и взвешивать свои слова.

Кроме того, даже при запланированной лжи и тщательно продуманном ответе нередко возникают языковые оговорки, ошибки и триады, свидетельствующие о внутренних психологических конфликтах.

Специфика речи лгущего человека

По мнению А.Г. Гельманова и С.А. Гонтаря110, у лиц, дающих ложные объяснения, может проявляться следующая специфика устной речи:
1) заметные изменения скорости речи и громкости звука (лгущие обычно говорят мягко и высоким голосом, так как при стрессе голосовые связки напряжены);
2) бормотание, изменение тональности голоса и качества (глубины, частоты, ритма) дыхания;
3) чрезмерное дружелюбие или большое уважение;
4) заявления о том, что заподозренный чувствует себя неудобно или «неважно» (он действительно так себя чувствует в связи с проявлением стрессовой реакции);
5) жалобы на низкую или высокую температуру в помещении;
6) заявления о том, что опрашиваемый ограничен во времени и не может задерживаться на длительное время;
7) обвинения или устные атаки в отношении опрашивающего, потерпевшего, иных лиц с целью изменения темы разговора;
8) заблаговременные извинения: заподозренный может сказать при этом, что, по его мнению, беседа не будет хорошо проведена, вряд ли достигнет цели и т.п.;
9) молитвы, множество религиозных ссылок, клятвы именем Бога;
10) много торжественных заявлений о честности: «честно говоря», «в действительности» и др.;
11) неожиданная клятва в первый раз во время беседы;
12) вопросы к опрашивающему по поводу более подробного изложения дела;
13) жалобы на физическое состояние, особенно на состояние нервной системы;
14) заявления о потере памяти;
15) изменения в количестве «заполняющих слов» – «э», «хм», «гм», «ах» и др.;
16) скрытое изменение состояния, проявляемое при ответе на вопрос (например, число и продолжительность пауз перед ответом)111.

Наряду с этим характерно следующее:
1) сильное отрицание, которое ослабевает со временем. Отрицание у тех, кто не виновен, имеет тенденцию становиться по ходу общения сильнее (согласно теории психологического анализа Шапиро: виновный редко по своей инициативе произносит: «Я не делал этого»);
2) заподозренный во время беседы изменяет титул или форму обращения к опрашивающему;
3) вместо объяснения подробностей заподозренный часто делает общие заявления, такие, например, как: «Я не так воспитан», «Почему я должен делать что-нибудь подобное этому?» и т.п.;
4) заподозренный пытается назвать все соответствующие ситуации ответами типа: «Я не пытаюсь сбивать Вас с толку, но…», «Вы, по-­видимому, не поверите мне, но…» и т.д.;
5) в содержании ответа имеются изменения в синтаксисе или нарушена структура предложения; нарушается порядок слов в предложении, начало предложения находится в середине, нарушается связь слов;
6) возникает «серая область ответов»; даются уклончивые ответы, такие, как: «Я это не помню», «В действительности, нет», «Я должен был это запомнить, если бы случилось что­-либо подобное»;
7) заподозренный прерывает ответом раньше, чем закончен вопрос;
8) заподозренный повторяет вопрос, пытаясь выиграть время для размышления112.

Таким образом, распространенными признаками обмана также являются паузы и речевые ошибки: междометия («гм», «ну», «э­э»), повторы, запинки перед словами, слишком частые паузы. Это, как правило, свидетельствует о том, что допрашиваемый не достаточно хорошо продумал ответ и затрудняется в подборе нужных фраз и аргументов. Языковая оговорка (ошибки) свидетельствуют о внутреннем психологическом конфликте, когда при сильном психоэмоциональном напряжении теряется контроль над словами113. Кроме того, по результатам психологического анализа вербального поведения допрашиваемого могут быть выявлены такие психологические признаки недостоверности показаний, как различия в первоначальных и последующих показаниях, а также прогрессирующее увеличение количества «припоминаемых» деталей – так называемый эффект Шпака. В ходе проявления психологических признаков недостоверности наблюдается снижение словарного разнообразия, проявляется эмоциональная бедность и схематизм сообщения, небольшое количество личных и эмоциональных высказываний, присутствуют несвойственные слова и речевые обороты. Кроме того, для недостоверных показаний характерна гладкость высказываний, на фоне которой количество указаний на второстепенные детали превышает количество указаний на главные детали криминалистически значимого события114.

Данные знания могут также помочь и полиграфологам при проведении проверки на полиграфе.

Фрагмент монографии
«Судебная психологическая по выявлению признаков достоверности /недостоверности информации, сообщаемой участниками уголовного судопроизводства (по видеозаписям следственных действий и оперативно- розыскных мероприятий). Москва, 2016г.
Авторы:
Енгалычев В.Ф. – доктор псих. наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ, зав. кафедрой общей и юрид.психологии Калужского гос.университета им. К.Э. Циолковского;
Кравцова Г.К. – эксперт-полиграфолог (специалист в области суд.ПФ экспертизы с использованием полиграфа), судебный эксперт-психолог
Холопова Е.Н. – доктор юр. наук, проф. Кафедры уголовного процесса, криминалистики и правовой информатики Юридического института Балтийского федерального университета им. И. Канта.

Источники:
109 См. работы П. Экмана, О. Фрая, А. Меграбяна и др.
110 См. подробнее: Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Как установить участие лица в правонарушении? Эффективный и экономичный метод диагностики скрываемой причастности и получения признания виновного в отсутствие доказательств. М.: Можайский полиграфический комбинат, 1999.
111 См.: Гельманов А.Г., Гонтарь С.А. Указ. соч. ; Корма В.Д., Образцов В.А. Криминалис­тическое распознавание: теория, метод, модели технологий. М.: Юрлитинформ, 2014.
112 См.: Корма В.Д., Образцов В.А. Указ. соч.

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line