Доказательственное значение результатов психофизиологической экспертизы в уголовном судопроизводстве

Источник: Журнал "Вестник полиграфолога", 2009 г., № 6.
Автор: О. В. Гладышева, Н. Н. Челяпина, Краснодар

Эффективность расследования уголовных дел в современных условиях все больше зависит от результатов применения специальных знаний. Совершение преступлений с использованием новых технологий,  современной техники, электроники ставит перед правоприменителями задачу постоянного поиска  и внедрения в процесс раскрытия преступления, его расследования новейших достижений научно-технического прогресса.

Полиграф, или, как еще называют этот прибор, детектор лжи, нельзя назвать новейшим достижением научно-технического прогресса. Его использование, а также применение аналогов инструментальной детекции лжи, известно достаточно давно. Еще в 1921г. американец Дж. Ларсон сконструировал устройство, обеспечивающее непрерывную и одновременную регистрацию кровяного давления, пульса и дыхания, которое применил на практике для проверок лиц, подозреваемых в совершении преступлений [1].

Первый полиграф (детектор лжи), предназначенный для выявления скрываемой человеком информации, был сконструирован в 1933 г. американским криминалистом Л. Килером, к 1935 г. была разработана методика его применения, в 1938 г. основана специализированная фирма по серийному выпуску этого прибора, а в 1948 г. директор ЦРУ Р. Гилленкотер санкционировал использование детектора лжи на экспериментальной и добровольной основе в секретной и несекретной сферах [2].

В современных условиях внедрение технического средства - полиграфа в уголовное судопроизводство сопровождается проблемами правового, организационного, психологического, этического характера. Учитывая объем и разноплановость, остановимся только на одной из указанных проблем - правовом аспекте использования результатов психофизиологических исследований в уголовном судопроизводстве и, в частности, возможности признания их результатов в качестве процессуальных доказательств.

Этой проблеме в настоящее время уделяется все большее внимание [3]. Однако следует отметить, что если в среде криминалистов вопрос о доказательственном значении результатов психофизиологических исследований в большей части решается позитивно, то процессуалисты настроены скорее негативно.

В настоящее время применение полиграфа осуществляется только на основании ведомственных инструкций, положений и иных подзаконных нормативных актов правоохранительных органов [4].

Действующий уголовно-процессуальный закон РФ устанавливает принципиальную возможность применения технических средств. К применению в ходе уголовно-процессуальной деятельности допускаются технические средства, осуществляющие аудиовидеозапись, киносъемку, фотографирование, а также иные технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств (ч. 6 ст. 164 УПК РФ).  В соответствии с ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе следственного действия делается отметка о применении технического средства, и к нему (протоколу) должны быть приложены полученные с его помощью результаты. В ч. 8 этой же статьи УПК РФ уточняется, что этими результатами могут быть негативы, фотоснимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, слепки или оттиски следов. Полагаем, что указание закона на носители компьютерной информации вполне можно было бы распространять на результаты применения полиграфа. Это обстоятельство подтверждает возможность отнесения результатов психофизиологического исследования к перечню допустимых в рамках процессуальных действий результатов применения технических средств.

Т.Ю. Ничипоренко отмечает четыре основных способа приобщения к делу результатов психофизиологических исследований: справка-меморандум либо рапорт о проведении исследований; проведение допроса с использованием технических средств; заключение специалиста-полиграфолога; заключение судебной психофизиологической экспертизы [5].

Рассматривая полиграф как техническое средство, следует заметить, что результаты применения технических средств приобретают статус процессуальных доказательств на основании соблюдения следующих условий:

1) применение осуществляется в целях, указанных законом;
2) факт применения (а также иные данные в соответствии с установленными законом правилами) отражен в протоколе процессуального действия;
3) полученные результаты приобщены к делу.

В соответствии с предписаниями уголовно-процессуального закона технические средства применяются в целях обнаружения, изъятия, фиксации следов преступления и вещественных доказательств.

Соответствует ли цель применения полиграфа сформулированной в законе цели применения технических средств? Можно предложить иную формулировку проблемы: являются ли те сведения, которые могут быть получены с помощью полиграфа, следами преступления? И способствует ли полиграф их обнаружению, изъятию и фиксации?

При сопоставлении результатов применения, например, видеозаписи и полиграфа (если принять за основу, что и то и другое является разрешенными к использованию в процессуальных действиях техническими средствами) очевидны существенные различия в характере получаемых сведений. При выполнении видеозаписи  (равно как аудиозаписи, фотографировании и т.д.) фиксируется внешняя сторона проводимого следственного действия. Этим усиливается наглядный характер полученных в его ходе результатов, фиксируемых в протоколе следственного действия. Применение полиграфа дает информацию о внутреннем состоянии одного из участников следственного действия, его переживаниях, психологическом и физиологическом  состоянии организма человека в процессе проведения следственного действия.

Таким образом, непосредственными результатами применения полиграфа являются данные о реакции допрашиваемого (психологической и физиологической) на те или иные заданные вопросы.

Могут ли эти сведения рассматриваться как процессуальные доказательства? В соответствии с определением, данным в уголовно-процессуальном законе, доказательствами признаются такие сведения, с помощью которых устанавливаются факты и обстоятельства, имеющие отношение к расследуемому или рассматриваемому судом уголовному делу. Кроме того, эти сведения должны обладать свойством допустимости, при условии, что на всех этапах психофизиологического исследования уполномоченные лица не допустят нарушения установленных уголовно-процессуальным законом правил применения технических средств и производства следственных действий.

Поскольку сведения, полученные непосредственно от психофизиологического исследования, не имеют отношения ни к одному из вопросов, подлежащих доказыванию по уголовному делу, постольку сами по себе они не могут иметь доказательственного значения. Однако получение полиграмм не является завершающим этапом проведения такого исследования.  

Применение полиграфа складывается из нескольких этапов:

1) сбор информации
2) составление тестов;
3) предтестовая беседа;
4) тестирование;
5) обработка результатов тестирования;
6) подготовка заключения.

Формирование доказательственного значения результатов психофизиологического исследования зависит от каждого из указанных этапов, поскольку содержание сведений, которые получит следователь, определяются качествами (в первую очередь, законностью, что дает повод считать результаты применения полиграфа допустимым доказательством, затем содержательным компонентом полученных сведений) их  осуществления.

Составление тестов зависит от той информации, которой располагает специалист, исходя из представленных ему материалов уголовного дела, а также от того, какие следственные действия уже проводились с участием предполагаемого допрашиваемого участника (степени его информированности об имеющихся у следователя доказательств). Содержание тестов позволяет обеспечить информационную сторону итоговых сведений.

Предтестовая беседа предназначена для установления возможности проведения тестирования: исключается данная возможность, если тестируемый возражает против применения полиграфа, если он находится в состоянии алкогольного, наркотического опьянения, страдает каким-либо психическим расстройством и в иных случаях. На данном этапе закладываются такие основы допустимости последующих результатов психофизиологического исследования, как добровольность участия в психофизиологическом исследовании, разъяснение прав и обязанностей,  его сути и особенностей. 

Тестирование является основным этапом получения информации. В результате тестирования получаются полиграммы с указанием на определенные психофизиологические реакции на тестовые вопросы. Полиграммы становятся объектом последующей их расшифровки.

Обработка результатов тестирования, по сути, является расшифровкой полученных на предыдущем этапе данных. В результате расшифровки  выясняются такие вопросы, как информированность допрашиваемого о существенных для дела фактах и обстоятельствах, обладание сведениями о конкретных фактах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Могут выясняться и более конкретные обстоятельства: причастность лица к совершению преступлению, совершение преступления допрашиваемым или известным (неизвестным) ему лицом, способ совершения преступления, место и способ сокрытия следов, мотив совершения преступления и др.

Если тестирование  дает опосредованную информацию в отношении событий и фактов, подлежащих установлению по уголовному делу, то расшифровка позволяет перейти на иной уровень и получить сведения, уже относящиеся к рассматриваемому делу.  А именно: выявить скрываемую допрашиваемым информацию.

Эта информация носит своеобразный характер. Во-первых, речь может идти не о конкретных фактах, событиях преступления, а о том, что допрашиваемый, например, скрывает свою информированность относительно определенных фактов и обстоятельств, подлежащих  доказыванию. Во-вторых, в процессе тестирования могут быть установлены определенные факты (в зависимости от конкретности тестов), которые известны допрашиваемому и о которых он не сообщал на предыдущих допросах.

На наш взгляд, наиболее существенным фактором в вопросе о доказательственном значении результатов применения полиграфа с точки зрения их содержательного компонента, является то обстоятельство, что доказываемые факты устанавливаются на основании расшифровки психологической и физиологической реакции допрашиваемого на задаваемые ему вопросы. Это означает, что допрашиваемый не сообщает информацию непосредственно тестирующему его лицу в традиционной вербальной форме (устно либо письменно).

Таким образом, между лицом, обладающим информацией, и следователем, получающим эту информацию, имеются следующие звенья, опосредующие процесс ее получения:

- сбор информации;
- составление тестов;
- тестирование;
- анализ полиграмм;
- интерпретация полученных результатов в виде заключения.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона сведения, полученные не из первоисточника, доказательствами могут быть лишь при условиях, что первоисточник может быть привлечен и полученные сведения им подтверждаются (п.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Первоисточником в данной ситуации являются графики (полиграммы) психофизиологических реакций допрашиваемого на заданные ему вопросы.

Очевидно, что в таком случае существенное значение приобретает качество расшифровки и степень доверия, которую она вызывает.

Степень доверия определяется другим фактором - научностью метода психофизиологического исследования. Иными словами, можно ли считать, что психофизиологическая реакция человека на отдельные внешние раздражители (в частности, вопросы, основанные на  материалах уголовного дела и направленные на установление фактов, которые он скрывает) является закономерной и какова степень случайного совпадения реакции на вопрос.

Ответ на данный вопрос и является краеугольным в ответе на другой, имеющий процессуальное значение: можно ли доверять результатам психофизиологического исследования? Если да, то результаты этого исследования можно рассматривать как доказательства. Если нет, то эти результаты могут быть сведениями важными, но имеющими исключительно ориентирующий характер и стоящими в одном ряду, например, с оперативно-розыскными данными.

Не вторгаясь в область естественных наук, полагаем, что объективным обстоятельством, подтверждающим достоверность результатов психофизиологического исследования, является неоднократное подтверждение одной и той же реакции допрашиваемого на один и тот же вопрос при использовании различных методик и приемов. Такое подтверждение может означать, на наш взгляд, что эта реакция есть следствие закономерности (в нашем случае информированности об определенных обстоятельствах дела), а не случайного совпадения, когда реакция на вопрос может быть вызвана стрессовым состоянием, связанным с участием в следственном действии, боязнью неосновательного обвинения и другими случайными факторами. 

Проводя аналогию с иными исследованиями, например, медицинскими в рамках судебно-медицинской экспертизы, хотелось бы отметить, что и в результатах этого исследования эксперт дает свою оценку отдельным обстоятельствам. В частности, устанавливая время наступления смерти, эксперт анализирует состояние трупа, место его нахождения, условия, способствовавшие или замедлявшие разложение тканей, и т.д. Это означает, что в заключении эксперт, указывая время наступления смерти, представляет свои выводы, а не указывает непосредственно обнаруженные им факты, которые сами по себе также не могут стать доказательствами по уголовному делу. Имеет место интерпретация полученной экспертом  информации. Мы полагаем, что эта интерпретация является сущностью экспертного исследования, его необходимым компонентом, что свидетельствует в пользу возможности признания результатов психофизиологического исследования процессуальными доказательствами.

Таким образом, можно сформулировать следующие выводы:

  • 1) полиграф является техническим средством, применение которого возможно в рамках следственных и иных процессуальных действий и дает возможность получать существенные для расследования уголовных дел сведения;
  • 2) современный уровень компьютерного тестирования, полнота и всесторонность исследования психофизиологического состояния испытуемого в момент проведения соответствующего исследования позволяют считать достоверными получаемые результаты (т.е. признать закономерными реакции на заданные вопросы);
  • 3) способ проведения психофизиологического исследования, основным элементом которого выступает фактор многоэтапности - от сбора информации и формирования тестов, до обработки результатов тестирования - ставит проблему оценки каждого этапа с точки зрения законности и обеспечивает процессуальное значение его результатов;
  • 4) вероятностное суждение может иметь место в различных видах экспертных исследований, что не влияет на принципиальную возможность признания заключения эксперта, имеющего вероятностный характер, процессуальным доказательством (в частности, косвенным) и оценки его в совокупности с иными доказательствами;
  • 5) итоговые результаты (расшифровка полиграмм) психофизиологического исследования, полученные в соответствии с установленными уголовно-процессуальным законом правилами (т.е. соответствующие требованиям относимости, допустимости, достоверности, имеющие возможность их проверки), следует признавать процессуальными доказательствами и оценивать их в совокупности с иными, имеющимися в материалах уголовного дела, доказательствами.

Мы полагаем, что применение полиграфа на сегодняшний день, безусловно, нуждается в дополнительных исследованиях с различных сторон. Но это исследование необходимо проводить, вырабатывая оптимальные пути и формы процессуального использования этого технического средства и признания за его результатами статуса процессуальных доказательств.


[1] Семенцов В.А. Применение технического средства - полиграфа при производстве следственных действий //  Ученые записки: сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 5. Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2007.
[2] Там же.
[3] См., например, Ничипоренко Т.Ю. Применение полиграфа в доказывании по уголовным делам: взгляд процессуалиста// Уголовный процесс, № 3, 2008; Комиссарова Я.В., Сошников А.П. Заключение полиграфолога как источник доказательств// Актуальные проблемы современной криминалистики. Ч. 1 Саратов. 2002; и др.
[4]  См., например: Приказ МВД РФ от 12.09.1995 N 353 «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел»; Приказ ФТС РФ от 05.09.2006. № 839 «Об организации применения полиграфа в деятельности таможенных органов Российской Федерации».
[5] Ничипоренко Т.Ю. Указанная работа. - С. 45

Теги: Прочее

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line