Из практики привлечения адвокатом специалистов

ИЗ ПРАКТИКИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ АДВОКАТОМ СПЕЦИАЛИСТОВ
ДЛЯ РАЗЪЯСНЕНИЯ ВОПРОСОВ, ТРЕБУЮЩИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
СПЕЦИАЛЬНЫХ ЗНАНИЙ

В современных условиях, когда бурно развиваются многие отрасли знаний и существует потребность более широкого использования в доказывании по делам сведений, полученных с использованием объективных средств и методов, роль специалиста в судопроизводстве возрастает. Зачастую только путем привлечения специалиста для оказания помощи при осуществлении судопроизводства возможно установить (доказать) существенные обстоятельства по делу.

Это обусловлено прежде всего тем, что специалист, оказывая такую помощь, применяет научные (объективные) средства и методы. Процесс получения сведений специалистом может быть, как правило, наглядно проиллюстрирован в форме, доступной для восприятия лицами, не обладающими специальными знаниями.

Данные свойства сведений, получаемых с использованием специальных знаний, выгодно отличают их от других сведений-доказательств. Например, от показаний свидетелей, которые в известной степени изначально субъективны и в силу разных причин могут меняться. Показания свидетелей и иные доказательства, полученные из "субъективных" источников, в случае сомнений в их достоверности можно перепроверить, чаще всего опять-таки с использованием специальных знаний.

Как показывает практика судебных разбирательств, а также личный опыт автора этих строк, участвовавшего в судебных процедурах в качестве представителя (защитника) или специалиста (эксперта), адвокаты в силу недостаточной информированности о возможностях использования специальных знаний для получения доказательств не всегда прибегают к помощи специалиста, когда она необходима. В результате может быть проиграно дело. Иногда бывает и наоборот - на специалиста возлагают неоправданные надежды, зря тратят время и деньги. При этом возможности по достижению требуемого результата по делу чисто юридическими средствами оказываются упущенными.

В настоящей статье на основе анализа законодательства об адвокатской, судебно-экспертной деятельности и процессуального законодательства <1>, а также практики привлечения адвокатом специалистов для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний, рассматриваются основные тактические приемы такого привлечения.


<1> Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" // РГ. 2002. 5 июня; Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" // РГ. 2001. 5 июня; Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации; Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации; Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и другие законы и иные нормативные правовые акты.

Право адвоката привлекать специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, закреплено в подп. 4 п. 3 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

Специалист, привлеченный адвокатом для разъяснения вопросов, требующих использования специальных знаний, может дать устную или письменную консультацию (разъяснения) или выполнить исследование (так называемое предварительное или доэкспертное исследование). По ходатайству адвоката подготовленная специалистом письменная консультация (разъяснения) или выполненное предварительное (доэкспертное) исследование могут быть приобщены к делу. По ходатайству адвоката возможен допрос специалиста.

Специалист может также участвовать по делу в качестве судебного эксперта в порядке, установленном соответствующими нормами процессуального законодательства <2>.


<2> О некоторых особенностях назначения и производства судебной экспертизы в арбитражном процессе см.: Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 66 "О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе" // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2007. N 2.

Сведения, полученные в результате участия специалиста для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи адвокатом, могут использоваться в процессе доказывания. Такие сведения в порядке, определяемом процессуальным законодательством, и в зависимости от вида судопроизводства могут быть использованы в виде доказательств "заключение специалиста", "консультация специалиста", "письменные доказательства" или "иные документы и материалы".

Обращение к специалисту должен предварять детальный анализ проблемы, которая разрешается в ходе судебного разбирательства (или предполагается ее решение через суд). Такой анализ делается перед непосредственным обращением к специалисту или перед заявлением соответствующих ходатайств о привлечении специалиста (эксперта). При этом нужно учесть имеющиеся в распоряжении адвоката процессуальные сроки, в том числе время, необходимое для выполнения просьбы (поручения) специалистом; наличие и состояние объектов, которые необходимо изучить (исследовать); современные возможности специальных знаний, которые требуются для решения возникших вопросов, для чего необходимо получить предварительную консультацию у специалиста или обратиться к специальной литературе; какая форма участия специалиста по закону в зависимости от вида судопроизводства является допустимой и наиболее целесообразной для данного случая; стоимость работы специалиста и готов ли доверитель оплачивать эту работу; другие обстоятельства и факторы, определяющие существующую проблему и сложившуюся по делу ситуацию. Также заранее должны быть определены возможные и наиболее целесообразные пути использования информации, которую предполагается получить с помощью специалиста.

Следует иметь в виду, что в качестве специалиста может быть привлечено любое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями. Такое лицо может являться как сотрудником государственного или негосударственного экспертного учреждения (организации), так и лицом, не состоящим в штате какой-либо экспертной организации.

При обращении к специалисту не следует просить его во что бы то ни стало выдать сведения или сделать выводы, которые требуются по делу. Также необходимо отказаться от услуг такого специалиста, который, не изучив объекты, подлежащие исследованию, обещает сделать те выводы, которые требуются "заказчику". Исследование, проведенное необъективно, может быть оспорено с участием другого специалиста, а за дачу заведомо ложного заключения эксперта и фальсификацию доказательств предусмотрена юридическая ответственность.

Некоторые типичные приемы тактики привлечения адвокатом специалиста для оказания помощи по делам можно проиллюстрировать примерами из практики судебных рассмотрений дел.

Так, по делу об оспаривании завещания истец утверждал, что завещание является поддельным.

Адвокат со стороны ответчика обратился к специалисту за консультацией по поводу подлинности подписи и записи в завещании, предоставив соответствующие копии документов. Специалистом было высказано суждение, что вероятность выполнения подписи и записи тем лицом, от имени которого они значились, т.е. подлинность подписи и записи, почти стопроцентная <3> и адвокату с ответчиком по этому поводу не стоит беспокоиться.


<3> Для ответа в категорической форме требовалось проведение исследования подлинника документа со спорными подписью и записью в полном объеме.

Несмотря на разъяснения специалиста, адвокат и его доверитель посчитали необходимым получить от специалиста документально оформленные результаты исследования, которые последним были подготовлены. Необходимость в проведении доэкспертного исследования вызывалась тем, что иск подал наследник последней очереди при наличии наследников предшествующих очередей, о чем было известно суду, и во время судебных заседаний все "пожелания" истца судом удовлетворялись. Эти и некоторые другие обстоятельства вызывали вопросы, на которые не было ответов, что обусловливало необходимость действовать, что называется, на упреждение.

По ходатайству ответчика судом было приобщено к делу данное исследование, а также был допрошен специалист, который подтвердил свои выводы и дал пояснения суду. При предъявлении специалисту в суде подлинника оспариваемого завещания он подтвердил, что им исследовалось изображение именно той подписи, которая находится в предъявленном документе. Выслушав это, суд, однако, удовлетворил и ходатайство истца об исследовании подлинника завещания в экспертной организации, указанной истцом.

Проведенная экспертиза подтвердила суждение специалиста о подлинности подписи и записи в завещании, в иске было отказано.

В другом случае, также при оспаривании завещания, у адвоката со стороны истца возникли сомнения в подлинности подписи и записи в завещании.

При обращении адвоката к специалисту за консультацией специалист высказал суждение, что по предоставленным материалам можно сказать только с точностью 50 на 50. Для более точного суждения требовались дополнительные материалы, в том числе более качественные копии уже предоставленных материалов, так как в предоставленных копиях не отобразились некоторые существенные признаки почерка.

При предоставлении дополнительных материалов и непосредственном изучении спорных подписи и записи и их образцов в подлинниках документов (они находились в материалах дела) специалист высказал суждение о подлинности подписи и записи. Адвокат и истец, поверив специалисту, отказались от идеи проведения судебной экспертизы подписи и записи в завещании, сэкономив при этом время и деньги.

В дальнейшем для оспаривания завещания были использованы другие основания, завещание было признано недействительным.

По делу об оспаривании договора купли-продажи квартиры истец утверждал, что данный договор собственник квартиры не подписывал и подпись от имени продавца квартиры (собственника квартиры) выполнена не им. В подтверждение этого истцом был представлен акт исследования специалиста (исследованные специалистом материалы к указанному акту не были приложены).

Адвокат со стороны ответчика по этому поводу обратился к другому специалисту за разъяснениями, предоставив ему имеющиеся в его распоряжении документы и копии материалов дела. Специалист дал адвокату устную консультацию о том, что по имеющимся в распоряжении адвоката материалам нельзя высказать какое-либо более или менее определенное суждение по поводу подлинности подписи и записи от имени продавца. Иначе говоря, по имеющимся материалам не представлялось возможным ответить на поставленный вопрос. В таких случаях специалисты для краткости при устных разъяснениях о невозможности решить вопрос используют аббревиатуру "НПВ".

Следующее судебное заседание было назначено через несколько дней после того, в котором истцом был представлен названный выше акт. Ввиду отсутствия времени и возможностей для получения образцов подписи продавца и необходимости быть "во всеоружии" к назначенному судебному заседанию адвокат и его доверитель попросили специалиста подготовить письменную консультацию. В этой консультации делался анализ представленных копий материалов с подписями и записями (спорными и образцами) и констатировалось - НПВ, а также были даны разъяснения о необходимом количестве и качестве образцов для сравнительного исследования с целью решения вопроса о том, кем выполнена спорная подпись.

В результате этого на руках у адвоката, представляющего интересы ответчика, появились аргументы для ходатайств о запросах образцов почерка продавца и назначения судебной экспертизы.

В свою очередь, удовлетворенные судом ходатайства и сделанные судом запросы, на исполнение которых, как известно, уходит немало времени, позволили стороне ответчика не спеша оценить складывающуюся юридическую ситуацию и проработать вопрос о дальнейших возможных действиях.

По уголовному делу о незаконном использовании объектов авторского права в качестве одного из основных доказательств фигурировал акт проверочной закупки.

Адвокат-защитник, проанализировав материалы дела и получив ответы на ряд запросов, пришел к выводу, что один из представителей общественности (понятой), подписавший данный акт, не мог находиться в том месте и в то время, которые были указаны в этом акте. Кроме того, выяснилось, что данное лицо является внештатным сотрудником милиции. Как представитель общественности он участвовал в качестве "штатного понятого" и в других подобных мероприятиях, по результатам которых также возбуждались уголовные дела. Копии документов с подписями данного лица были обнаружены даже в адвокатском досье по ранее рассмотренным делам.

Подзащитный и его адвокат решили обратиться к специалисту за разъяснениями с целью получения ответа на вопрос о подлинности указанной подписи. По рекомендации специалиста было собрано необходимое количество подписей (их копий) "штатного понятого". По представленным адвокатом в распоряжение специалиста копиям документов последним было подготовлено документально оформленное суждение о высокой вероятности выполнения подписи в акте проверочной закупки не тем лицом, от чьего имени она значилась.

Суд приобщил к делу суждение специалиста, но в ходатайстве о его допросе отказал. При вынесении приговора суд не принял во внимание суждение специалиста и многие другие доводы стороны защиты в оправдание подсудимого.

Однако суд кассационной инстанции отменил вынесенный с нарушением уголовно-процессуального закона районным судом обвинительный приговор и направил уголовное дело на новое судебное разбирательство в этот же суд.

При новом судебном разбирательстве дело было прекращено. Принятию данного решения, которое устраивало подсудимого, способствовало и указанное исследование специалиста.

По уголовному делу о разборе ходатайства адвокатов-защитников о признании некоторых доказательств недопустимыми в связи с процессуальными нарушениями (составление различных процессуальных документов неуполномоченными на то лицами и др.) судом, рассматривающим дело, как это нередко бывает, не удовлетворялись.

Адвокаты и подзащитные обратились за помощью к специалисту. На основании адвокатского запроса специалист исследовал изображения подписи начальника следственного отдела в двух копиях постановлений о производстве предварительного следствия. В качестве образцов для изучения были использованы копии материалов данного дела с подписями и резолюциями начальника следственного отдела и копии аналогичных документов из адвокатских досье.

В результате проведенного исследования специалист высказал суждение о высокой вероятности выполнения подписей не указанным лицом, а другим лицом (лицами). Инициированная защитниками судебная экспертиза подтвердила выводы специалиста и послужила основанием для возбуждения уголовного дела по данному факту.

Несмотря на данное обстоятельство и ряд других нарушений закона органами предварительного следствия, суд, как тоже нередко бывает, вынес обвинительный приговор, который кассационная инстанция оставила без изменения, а жалобу защитников - без удовлетворения. Однако в результате выполненных усилий защитников-адвокатов были созданы потенциальные условия для пересмотра в будущем приговора, вступившего в законную силу.

По уголовному делу об убийстве лицо, подозреваемое в таковом, было взято под стражу на основании заключения судебно-баллистической экспертизы, выполненной в одном из ведущих государственных судебно-экспертных учреждений России. Согласно данному заключению пуля, обнаруженная в трупе, была выстреляна из оружия, изъятого у подозреваемого. Других доказательств совершения убийства подозреваемым не было.

Адвокат-защитник, несмотря на высокий статус учреждения, выполнявшего экспертизу, не стал слепо верить заключению и обратился к негосударственному специалисту-криминалисту за разъяснениями по поводу достоверности выводов данной судебной экспертизы.

В результате изучения заключения эксперта специалистом было установлено, что на приложенной к заключению фотоиллюстрации совмещений следов от полей нарезов канала ствола на пуле из трупа с аналогичными следами на пулях, выстрелянных из изъятого у подозреваемого оружия, наблюдаются несовпадения в следах по отдельным признакам <4>, а в описании сравнения следов не содержится аргументированных объяснений имеющихся различий в следах.


<4> Идентификация огнестрельного оружия по следам на пулях, по существу, является одним из случаев трассологической идентификации на баллистических объектах. При проведении сравнительного исследования, в том числе с использованием способа совмещения следов, вначале должен быть решен вопрос о пригодности следов на объекте, изъятом с места происшествия, для идентификации орудия (в нашем случае - оружия), оставившего их. В целях установления пригодности следов для указанной идентификации должны быть установлены и проанализированы не только количество и ширина трасс в виде валиков и бороздок в следах (именно это было проиллюстрировано), но и их высота (глубина) и другие характеристики трасс. Если совмещение делать без учета сказанного, то, как шутят специалисты-трассологи, можно при желании или по причине недостаточной экспертной квалификации совместить лопату с топором. При этом имеется в виду то, что при совмещении следов скольжения, образованных лопатой, с аналогичными следами, образованными топором, можно подобрать в этих следах участки, на которых валики и бороздки по количеству и ширине будут совмещаться с небольшими отклонениями, которые может выявить на иллюстрации, как правило, только специалист. Сравнивая, опять же без учета сказанного, следы, оставленные разными объектами одного вида, как в нашем случае - нарезным оружием одной модели, проиллюстрировать "совпадение" следов при совмещении еще проще, чем в случае с лопатой и топором.

По адвокатскому ходатайству, подготовленному с использованием рекомендаций специалиста, была проведена повторная экспертиза. Комиссия экспертов, выполнявшая ее, пришла к выводу, что исследуемая пуля выстреляна не из оружия, изъятого у подозреваемого.

Подозреваемый был освобожден из-под стражи и в последующем проходил по делу в качестве свидетеля.

Подводя итог вышесказанному, можно констатировать, что в ряде случаев привлечение адвокатом специалистов для разъяснений вопросов, связанных с оказанием юридической помощи доверителям при судебных разбирательствах, является необходимым и, без преувеличения можно утверждать, единственно правильным адвокатским действием в целях достижения промежуточных или окончательных результатов по делу. При этом тактика этого привлечения должна строиться с учетом результатов анализа проблемы, решаемой в интересах своего доверителя, сложившейся по делу ситуации и других обстоятельств и факторов, о которых говорилось выше.

Теги: Прочее

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line