Обобщение практики производства судебной экспертизы с использованием полиграфа в Алтайском крае (2007-2012гг)

Ф.К. Свободный

В данной статье автором кратко излагаются основные результаты обобщения его личной практики по производству, в рамках расследования уголовных дел, судебной экспертизы с использованием полиграфа, а также использования результатов данного вида экспертизы при вынесении приговоров судами Алтайского края.

Кратко напомним читателям о сути судебной экспертизы с использованием полиграфа1.

Судебная экспертиза с использованием полиграфа - это действие, базирующееся на специально организованном исследовании связи между психологическими раздражителями (стимулами), несущими информацию о расследуемом событии и физиологическими реакциями человека, регистрируемыми при помощи полиграфа.

Полиграф — безвредное для здоровья техническое средство, используемое при проведении психофизиологических исследований для синхронной регистрации параметров дыхания, сердечно-сосудистой активности, электрического сопротивления кожи, с последующим представлением результатов регистрации этих параметров в аналоговом или цифровом виде.

Эффективность исследований с использованием полиграфа определяется существованием, так называемого, психофизиологического феномена, суть которого заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в его памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях сходные, но не связанные с данным событием стимулы.

Результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа позволяют сделать выводы об особенностях информированности лица о расследуемом событии (степень информированности (осведомленность/неосведомленность о частных признаках события), определить источники получения лицом информации о событии, время и место получения информации и т. д.

Судебная экспертиза с использованием полиграфа проводится строго при условии получения добровольного согласия на участие в экспертизе от подэкспертного лица. Экспертиза не проводится если у подэкспертного наличествуют признаки ярко выраженного болезненного состояния (соматического, психического), шокового состояния, алкогольного или наркотического опьянения, тяжелого переутомления; острого болевого синдрома, приема сильнодействующих фармакологических препаратов.

В настоящей статье проанализированы те случаи, когда судебная экспертиза с использованием полиграфа производилась по постановлениям, вынесенным судом, следователями Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю, следователями и дознавателями полиции.

Всего за период с декабря 2007 г. по июнь 2012 г. автором настоящей статьи было проведено 205 судебных экспертиз с использованием полиграфа в рамках расследования 131 уголовного дела.

Вначале рассмотрим практику производства судебной экспертизы с использованием полиграфа, назначение которой производилось постановлениями судов Алтайского края.

Всего, за указанный выше период, по постановлению суда, автором было произведено 37 судебных экспертиз с использованием полиграфа в рамках рассмотрения 21 уголовного дела. Статистические данные указанной практики отражены в таблице №1.

Таблица № 1. Информация об экспертизах, назначенных судами Алтайского края

Наименование суда Кол-во
экспертиз
Процессуальный статус и кол-во подэкспертных Статьи УК РФ по обвинению
Ленинский районный суд г. Барнаула 10 2 потерпевших
6 подсудимых
2 свидетеля
ч.1 ст.264
ч.2 ст.228.1
ч.1 ст. 158
ч.1 ст. 161
ч.1 ст.105
Приобский районный суд г. Бийска 7 3 потерпевших
2 подсудимых
2 свидетеля
ч.2, ч.3, ч.4 ст.159
ч.2 ст.132
ч.1 ст. 112
Мировой суд Октябрьского района г.Барнаула 6 2 потерпевших
4 подсудимых
ч.2 ст.115
ч.1 ст.130
ч. 1 ст. 116
Рубцовский районный суд Алтайского края 4 подсудимый
3 свидетеля
ч.1 ст.264
Мировой суд Заринского района Алтайского края 2 потерпевший
подсудимый
ч.1 ст.112
Петропавловский районный суд Алтайского края 2 потерпевший
подсудимый
ч.1 ст.105
Советский районный суд Алтайского края 2 потерпевшая
подсудимый
ч.1 ст.131
Мировой суд Ленинского района г.Барнаула 1 потерпевшая ч.1 ст.130
Индустриальный районный суд г. Барнаула 1 подсудимый ч.2 ст.161
Новоалтайский городской суд 1 подсудимый ч.1 ст.130
Красногорский районный суд Алтайского края 1 свидетель ч.4 ст.111

Из данных, указанных в таблице, видно, что наибольшее количество судебных экспертиз и использованием полиграфа было назначено судьями Ленинского районного суда г. Барнаула (10 экспертиз), судьями Приобского районного суда г. Бийска (7 экспертиз), мировыми судьями Октябрьского района г. Барнаула (6 экспертиз).

При этом 18 раз экспертиза назначалась в отношении подсудимых, 11 раз - в отношении потерпевших, и 8 экспертиз с использованием полиграфа было проведено в отношении свидетелей.

При анализе решений судов по вышеуказанным 21 уголовному делу выяснилось следующее.

При рассмотрении материалов 17 уголовных дел заключение эксперта по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа было признано допустимым доказательством и, в совокупности с другим доказательствами, было положено судом в основу приговора.

Два уголовных дела были возвращены прокурору.

В двух приговорах (Ленинского районного суда г. Барнаула и Рубцовского районного суда Алтайского края) заключение эксперта по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа было признано противоречащим совокупности исследованных судом доказательств и не было принято судом в качестве достоверных доказательств.

Четыре приговора из 21 вышеуказанных дел были обжалованы в аппеляционном порядке. Аппеляционная инстанция, исследовав материалы дел, в том числе заключения эксперта по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа, оставила приговоры без изменения.

По четырем приговорам были поданы кассационные жалобы. При рассмотрении кассационных жалоб Алтайский краевой суд, исследовав материалы дел, в том числе заключения эксперта по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа, оставил три приговора (приговор мирового суда Ленинского района г. Барнаула, приговор мирового суда Октябрьского района г. Барнаула, приговор Красногорского районного суда Алтайского края) без изменения. Приговор Индустриального районного суда г. Барнаула был кассационной инстанцией отменен.

Как видно из приведенной выше статистики результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа в подавляющем большинстве случаев помогают суду принять решение по делу и являются, в совокупности с другими доказательствами, основой для вынесения справедливого приговора.

Показательным примером здесь является уголовное дело по обвинению М. в совершении преступлений, предусмотренных ч.2, ч.3, ч.4 ст.159 УК РФ, рассмотренное судьей Приобского районного суда г. Бийска Череватенко Н.Е. Подсудимый М. обвинялся в семи эпизодах мошенничества. По данному делу была назначена судебная экспертиза с использованием полиграфа в отношении подсудимого и нескольких потерпевших. Результаты указанной экспертизы, в совокупности с другими доказательствами, позволили суду оправдать подсудимого М. по двум эпизодам мошенничества и признать его виновным по пяти эпизодам мошенничества.

Доказательства виновности подсудимого, полученные на основании результатов судебной экспертизы с использованием полиграфа, в некоторых случаях, позволяют добиться признания подсудимым своей вины. Показательным примером здесь является дело по обвинению К. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.130 УК РФ и ч. 1 ст. 116 УК РФ, рассмотренное мировым судьей Октябрьского района г. Барнаула Назаровой Л.В., где после производства судебной экспертизы с использованием полиграфа в отношении потерпевшего П. и подсудимого К., подсудимый К., вначале отрицавший свою вину, после ознакомления с заключением эксперта, принес потерпевшему свои извинения, компенсировал ему моральный и материальный вред (заплатив 15000 руб.), оплатил судебные издержки по производству двух экспертиз с использованием полиграфа (12000 рублей) и примирился с потерпевшим.

По мнению ряда мировых судей Алтайского края, судебная экспертиза с использованием полиграфа является эффективным средством получения допустимых доказательств по делам частного обвинения в условиях противоречивости показаний сторон и недостаточности доказательственной базы.

Намного более впечатляющей выглядит практика производства судебной экспертизы с использованием полиграфа, назначение которой производилось постановлениями следователями Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Алтайскому краю.

Всего, с 2008 по 2010 год, по постановлениям следователей СУ СК РФ, автором было произведено 147 судебных экспертиз с использованием полиграфа в рамках расследования 92 уголовных дел. Статистические данные указанной практики отражены в таблице №2.

Таблица № 2. Информация об экспертизах, назначенных следователями СУ СК РФ

Наименование подразделения
СУ СК РФ
Кол-во
экспертиз
Кол-во дел, по которым была
назначена экспертиза
Бийский МСО 43 25
Рубцовский МСО 32 16
СО г. Барнаула 31 22
Троицкий МСО 8 5
Алейский МСО 7 5
Шипуновский МСО 7 3
Новоалтайский МСО 5 5
Змеиногорский МСО 4 3
Заринский МСО 3 2
Каменский МСО 3 2
Славгородский МСО 3 3
Благовещенский МСО 1 1

Из данных, указанных в таблице №2, видно, что наибольшее количество судебных экспертиз и использованием полиграфа было назначено следователями Бийского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по АК (43 экспертизы), следователями Рубцовского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по АК (32 экспертизы) и следователями о следственного отдела г. Барнаула СУ СК РФ по АК (31 экспертиза).

При этом 67 раз экспертиза назначалась в отношении подозреваемых (обвиняемых), 22 раза - в отношении потерпевших, и 58 экспертиз с использованием полиграфа было проведено в отношении свидетелей.

Обращает на себя внимание тот факт, что результаты производства судебной экспертизы в отношении свидетеля преступления, особенно в условиях отказа от прохождения данной экспертизы обвиняемым и отказа или невозможности участия в экспертизе потерпевшего, эффективно способствуют расследованию преступления, изобличая виновных лиц.

Показательным примером здесь является уголовное дело по обвинению К. в совершении в отношении потерпевшей П. преступления, предусмотренного п."в" ч.2 ст.131 УК РФ. Свидетелем по данному делу являлся знакомый К. - Я. Расследовал дело следователь Бийского МСО СУ СК РФ по АК Дорожкин А.А., который назначил по данному делу судебную экспертизу с использованием полиграфа в отношении всех вышеназванных лиц. Обвиняемый и потерпевшая отказались от прохождения данной экспертизы. Экспертиза проводилось только в отношении свидетеля Я., который находился в дружеских отношениях с обвиняемым и при даче показаний "выгораживал" обвиняемого К, отрицая факт изнасилования. По результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа эксперт в заключении указал на такие особенности информированности Я. о событии преступления как: "Я. скрывает информацию о том, что он угрожал П. тем, что утопит ее в болоте; Я. скрывает информацию о том, что он видел, как П. находясь рядом с К. плакала; Я. скрывает информацию о том, что он видел, как К. ударил П. ладонями по лицу; Я. знает о том, кто изнасиловал П.; Я. скрывает информацию о том, что он знает фамилию и кличку человека, который изнасиловал П.; Я. скрывает информацию о том, что первую информацию об изнасиловании П. он получил от собственного наблюдения". Свидетель Я., ознакомившись с заключением эксперта дал следователю правдивые показания, изобличающие обвиняемого К. Уголовное дело в отношении К. было рассмотрено Бийским районным судом и К. был приговорен к длительному сроку лишения свободы.

Большинство экспертиз с использованием полиграфа в СУ СК РФ по АК было проведено по уголовным делам, связанным с расследованием преступлений против личности, возбужденных по ст. 105, ст.109, ст. 111, ст.131, ст. 132 УК РФ, а также по фактам безвестного исчезновения граждан.

По мнению большинства следователей СУ СК РФ по АК, судебная экспертиза с использованием полиграфа является эффективным средством расследования уголовных преступлений, позволяющим научно проверить основные следственные версии и получить доказательства виновности или невиновности в совершении преступления подследственных лиц.

При анализе решений следственного органа по вышеуказанным 92 уголовным делам выяснилось следующее.

Двадцать три уголовных дела, основываясь на материалах предварительного следствия, в том числе, на заключении по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа, следственными органами прекращено.

По пяти уголовным делам принято решение о приостановлении предварительного следствия.

Материалы трех уголовных дел были направлены по территориальной подследственности за пределы Алтайского края.

Материалы 61 уголовного дела, содержащие обвинительные заключения, в которых, наряду с другими доказательствами, приводились результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа, были направлены органами предварительного следствия в районные и городские суды Алтайского края, а также в Алтайский краевой суд. Впоследствии при рассмотрении указанных уголовных дел судами, в большинстве случаев, суд признавал заключение по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа допустимым доказательством и, в совокупности с другим доказательствами, использовал при постановлении приговора.

Учитывая ограничения по объему данной статьи автор приведет наиболее яркие примеры вышесказанному.

Летом 2008 года, точное время органами следствия не установлено, родные братья Л.М.С. и Л.Г.С договорились ограбить магазин. Вместе со своим знакомым Б.Е.В. они напали на сторожа магазина К., нанесли ему множественные удары ножами и монтировкой, отчего К. скончался. В 2009 году, согласно постановлениям следователей СУ СК РФ по АК Шишова М.В. и Стригуненко А.В. были проведены судебные экспертизы с использованием полиграфа в отношении Л.М.С. и Б.Е.В. Л.Г.С от участия в экспертизе отказался. Результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа были, наряду с другими доказательствами, положены в основу обвинительного заключения.

В сентябре 2010 года Алтайский краевой суд (судья Сыровежкин А.Н.) признал виновными Л.М.С., Л.Г.С. и Б.Е.В. в совершении в отношении К. преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ; п.п. «б,ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначил им наказание в виде длительных сроков лишения свободы. При этом суд указал в приговоре, что согласно заключениям по результатам судебных экспертиз с использованием полиграфа "Л.М.С. скрывает известную ему информацию о том, что он знает фамилию и дату рождения человека, который убил К.; скрывает информацию о том, что в убийстве К. принимали участие два человека, о том, что в момент убийства К. он находился на расстоянии около (не более) 50 метров от магазина, о том, что он наносил удары К. монтажкой, о том, что первую информации о том, что К. мертв он получил ночью"; а "Б.Е.В. скрывает информацию о том, что он наносил удары ножом К. в область спины, а также о том, что в убийстве К. принимали участие два человека, о том, что фамилия человека, который ударил К. ножом в шею начинается на букву «Л». Первую информацию о том, кто и как убил К., он получил в результате собственного наблюдения, написал явку с повинной потому, что сам участвовал в совершении преступления". В тексте приговора суд также указал, что "оснований сомневаться в достоверности выводов экспертиз в отношении Л.М.С. и Б.Е.В., ... не имеется"2.

После постановления приговора подсудимые подавали кассационную жалобу в Верховный суд РФ. Рассмотрев материалы по делу Верховный суд РФ оставил приговор без изменения.

В 2009 году следователь СУ СК РФ по АК Вдовенко А.В. расследуя дело по обвинению К.И.П. в покушении на получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег в крупном размере, назначил в отношении К.И.П. судебную экспертизу с использованием полиграфа. К.И.П., отрицавшая свою виновность, согласилась на указанную экспертизу. Результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа были, наряду с другими доказательствами, положены в основу обвинительного заключения.

В июне 2010 года судья Алтайский краевой суд (судья Пашков Д.А.) приговорил признать К.И.П. "виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ и назначить ей наказание, с применением ст. 64 УК РФ, в виде 5 (пяти) лет лишения свободы, со штрафом в размере 100 000 (сто тысяч) рублей в доход государства, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима". При этом суд указал в приговоре, что согласно заключению судебной экспертизы с использованием полиграфа "К.И.П. скрывает тот факт, что она принимала участие в вымогательстве взятки у М.А.М.; скрывает тот факт, что она знает дату рождения и размер одежды человека, который предложил увеличить сумму взятки с М.А.М.; скрывает тот факт, что она знает о том, что в вымогательстве взятки у М.А.М. участвовало два человека; скрывает тот факт, что она знает о том, что фамилия человека, который первым предложил получить взятку с М.А.М., начинается на букву «Л»3; скрывает тот факт, что она знает о том, что имя человека, который предложил увеличить сумму взятки с М.А.М., начинается на букву «И»; скрывает тот факт, что она знает о том, что в первый раз вопрос об увеличении суммы взятки с М.А.М. обсуждался преступниками по телефону; скрывает тот факт, что она знает о том, что преступники решили увеличить первоначальную сумму взятки с М.А.М. в два раза"4. Приговор по этому делу также был обжалован в кассационном порядке. Верховный суд РФ оставил приговор без изменения.

В последнее время активный интерес к производству судебной экспертизы с использованием полиграфа стали проявлять дознаватели и следователи полиции. Так, начиная с января 2012 года по настоящее время, по постановлениям дознавателей и следователей МУ МВД России «Бийское», автором данной статьи была произведена 21 судебная экспертиза с использованием полиграфа в рамках расследования 18 уголовных дел.

При этом 7 раз экспертиза назначалась в отношении подозреваемых (обвиняемых), 12 раз - в отношении потерпевших, и 2 экспертизы с использованием полиграфа было проведено в отношении свидетелей.

Большинство экспертиз с использованием полиграфа в МУ МВД России «Бийское» было проведено по уголовным делам, связанным с расследованием преступлений против личности, возбужденных по ст. 115, ст. 116, ст.119 УК РФ.

При анализе решений следственного органа по вышеуказанному 21 уголовному делу выяснилось следующее. Четыре уголовных дела, основываясь на материалах предварительного следствия, в том числе, на заключении по результатам судебной экспертизы с использованием полиграфа, следственными органами прекращено. По двум уголовным делам принято решение о приостановлении предварительного следствия. Пятнадцать уголовных дел, содержащие обвинительные заключения, в которых, наряду с другими доказательствами, приводились результаты судебной экспертизы с использованием полиграфа, были направлены органами предварительного следствия в суд. Анализ судебной практики по данным дела автором не проводился.

Подведем некоторые итоги. Приведенное выше обобщение практики производства судебной экспертизы с использованием полиграфа, еще раз, по мнению автора, убедительно подтверждает уже известное специалистам, экспертам, следователям, судьям, адвокатам и другим работникам юридической сферы, мнение о том, что экспертиза с использованием полиграфа является оперативным и эффективным средством расследования уголовных преступлений, позволяющим научно проверить основные следственные версии, получить доказательства виновности или невиновности лиц в совершении преступления, подследственных лиц, принять решение по расследуемому делу, постановить справедливый обвинительный либо оправдательный приговор.

Вместе с тем, в назначении и производстве данного вида экспертизы есть серьезные проблемы, на которые автор хотел бы обратить внимание читателей.

Во-первых, распространенное сейчас в России название указанной экспертизы – судебная психофизиологическая экспертизаявляется научно некорректным. Психофизиология – это область междисциплинарных исследований, направленных на причинное объяснение психических явлений путем раскрытия лежащих в их основе нейрофизиологических механизмов. Следуя названию «психофизиологическая», судебная экспертиза с использованием полиграфа в лице эксперта, обязательно имеющего высшее образование по специальности «Психофизиология», должна изучать нейрофизиологические основы высших психических функций, что вряд ли представляло бы интерес для следственно-судебной практики.

По мнению автора данной работы, экспертиза с использованием полиграфа имеет четко очерченные предмет - причинная обусловленность взаимосвязи вегетативных (физиологических) реакций живого лица (подэкспертного) с психологическими раздражителями (стимулами), несущими информацию о расследуемом событии; задачи - изучение связи между динамикой вегетативных процессов подэкспертного и предъявляемыми подэкспертному психологическими стимулами, несущими информацию о расследуемом событии, а также объяснение причины выявленной связи; методологию психодиагностического исследования; компетенцию – решение вопросов об особенностях информированности лица о расследуемом событии (степень информированности (осведомленность/неосведомленность о частных признаках события), об источниках получения лицом информации о событии, времени и месте получения информации о расследуемом событии.

Судебная экспертиза с использованием полиграфа, по своим предмету, задачам, методологии и компетенции, несомненно, относится к классу судебных психологических экспертиз.

В связи с вышесказанным, а также учитывая юридическое значение основной задачи судебной экспертизы с использованием полиграфа, автор настоящей работы предлагает назвать данную экспертизу следующим образом – Судебная психологическая экспертиза информированности личности о расследуемом событии (СПЭИЛС). По мнению автора, данное название более четко обозначает суть экспертизы с использованием полиграфа, перечень допустимых методов и методик (психологический анализ материалов дела, наблюдение, беседа, психодиагностическое исследование с использованием полиграфа), необходимое образование эксперта (психологическое, педагогическое, медицинское) и позволяет избежать научной, методологической и юридической безграмотности при ее производстве (в том числе при формулировании вопросов к эксперту, что является второй значимой проблемой данной экспертизы).

Во-вторых, зачастую вопросы к эксперту, проводящему судебную экспертизу с использованием полиграфа, формулируются не вполне корректно. Так, совершенно некорректным выглядит вопрос «Выявляются ли в ходе экспертизы с полиграфом у подэкспертного М. реакции, свидетельствующие о том, что событие преступления, изложенное им в ходе допроса, действительно имело место?». Во-первых, такой вопрос имеет правовой характер и ответ на него является прерогативой следствия и суда. Во-вторых, психофизиологические реакции человека принципиально не могу свидетельствовать о наличии или отсутствии события преступлении. Реакции регистрируемые полиграфом, показывают, прежде всего, субъективную значимость для подэкспертного, предъявляемых ему стимулов (вопросов). Указанная значимость может быть обусловлена различными причинами, одна из которых – образ события преступления, хранящийся в памяти подэкспертного. Поэтому эксперт - полиграфолог вначале выявляет наличие (отсутствие) у подэкспертного устойчивых и выраженных психофизиологических реакций при предъявлении ему раздражителей (стимулов), содержащих информацию о расследуемом событии; затем отвечает на вопрос «являются ли раздражители (стимулы), содержащие информацию о частных признаках расследуемого события, субъективно значимыми для подэкспертного?»; и на основании этого делает вероятностный вывод о том, что подэкспертный обладает (не обладает) информацией о частных признаках расследуемого события.

По выше названным причинам некорректным является и такая формулировка вопроса к эксперту: «Согласуются ли выявленные в ходе исследования с использованием полиграфа реакции К. с его показаниями об обстоятельствах преступления?».

Не вполне корректным представляется и формулировка вопроса к эксперту, предложенная методическими рекомендациями СУ СК РФ: «Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствующие о том, что гр. Ф. располагает информацией о деталях случившегося?». Как было уже сказано выше, диагностируемые полиграфом физиологические процессы имеют многофакторную причинную обусловленность и сами по себе, «напрямую», не могут свидетельствовать о том, что человек располагает (не располагает) информацией о чем-либо.

Поэтому, учитывая вышесказанное и то обстоятельство, что СПЭИЛС не компетентна решать вопросы правового характера (о правдивости или ложности показаний, о действиях подэкспертного в момент преступления и т.д.), для соблюдения научных принципов исследования правомочным представляется формулирование следующих вопросов к эксперту:
1. Обладает подэкспертный информацией об обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события (скрывает ли эту информацию)?
2. О каких обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события обладает информацией подэкспертный?
3. Когда и из каких источников была получена подэкспертным информация об обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события?

В-третьих, как показывает практика, при назначении и оценке результатов СПЭИЛС суд должен обращать внимание на ряд ключевых моментов:
1. Наличие у эксперта базового высшего психологического (педагогического, медицинского) образования и дополнительного образования по методике психофизиологического исследования с использованием полиграфа.
2. Наличие у эксперта опыта по производству данного вида экспертиз.
3. Соблюдение экспертом границ компетенции данной экспертизы при ее производстве и формулировании выводов.
4. Соблюдение экспертом принципа добровольного участия подэкспертного в исследовании.
5. Наличие безболезненного соматического и психического состояния подэкспертного на момент исследования с использованием полиграфа.
6. Осуществление экспертом непрерывной видеозаписи очного исследовательского этапа экспертизы.
7. Соблюдение экспертом юридических правил оформления заключения по результатам экспертизы, с приложением видеозаписи, графиков физиологических показателей, записанных с помощью полиграфа и иных материалов, иллюстрирующих выводы эксперта.

Еще одной значимой проблемой экспертизы с использованием полиграфа в Алтайском крае, по мнению автора, является, практически, полное отсутствие практики ее назначения в гражданском судопроизводстве.

В отличие от уголовного, гражданский процесс в большей степени характеризуется состязательностью. Более того, в силу ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, при непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования, суд вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Таким образом, в гражданском процессе возникают прямые процессуальные последствия для уклоняющейся от экспертизы стороны (истца или ответчика). Указанные особенности открывают большие возможности для СПЭИЛС именно в гражданском процессе, особенно, в тех случаях, когда при скудной доказательственной базе каждая из сторон настаивает на своей правоте.

В заключении данной статьи автор выражает надежду, что приведенные им данные, обобщающие практику производства судебной экспертизы с использованием полиграфа в Алтайском крае, а также обозначенные проблемные вопросы, будут способствовать развитию института судебной психологической экспертизы информированности личности о расследуемом событии, как эффективного инструмента получения доказательств в судебной практике.

Примечания
1. Более подробную информацию о предмете, объекте, методах, методиках, условиях назначения и производства судебной экспертизы с использованием полиграфа можно прочитать в следующих изданиях: Оглоблин, С.И., Молчанов, А.Ю. Инструментальная "детекция лжи" (проверки на полиграфе): Академический курс / - М.- 2004, - 464 с.; Свободный Ф.К. Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа: возможности и тенденции ее производства в уголовном процессе. Монография / Барнаул: Изд-во ААЭП, 2009. 200 с.; Долженко В.Ю., Свободный Ф.К. Психофизиологические исследования с использованием полиграфа как новое направление судебной психологической экспертизы. Монография / Барнаул: Изд-во БЮИ МВД РФ, 2011. 212 с
2. Архив Алтайского краевого суда. Дело № 2-33/2010 // Электронные данные. Режим доступа: http://kraevoy.alt.sudrf.ru
3. Посредником в данном преступлении являлся Л.В.В.
4. Архив Алтайского краевого суда. Дело № 2-42/2010 // Электронные данные. Режим доступа: http://kraevoy.alt.sudrf.ru

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line