Понятие лжи и классификация неискреннего поведения.

Если обратиться к понятию лжи, приводимому в различных словарях, то можно увидеть, что подходы к определению понятия «ложь» в языке, философии, юриспруденции и психологии несколько отличаются.
Так, толковые словари русского языка определяют понятие «ложь» следующим образом: это то, что не соответствует действительности, неправда, произвол, а также намеренное искажение истины83.
Логико­философский подход определяет «ложь» как высказывание, искажающее действительное положение вещей84.
Гносеологически ложь определил еще Аристотель, считая ложным то, что находится в противоречии с действительностью: если суждение соединяет то, что разъединено в действительности, или разъединяет то, что в действительности соединено, то оно ложно85.

Анализируя психологические механизмы детской лжи, русский философ и психолог В.В. Зеньковский писал: «Под ложью мы должны разуметь заведомо лживые высказывания с целью кого-­либо ввести в заблуждение: мы имеем здесь три основных момента, одинаково необходимых для того, чтобы была возможность говорить о лжи, – ложное (в объективном смысле) высказывание, сознание того, что это высказывание ложно, и, наконец, стремление придать заведомо ложной мысли вид истины, стремление ввести кого-­либо в заблуждение»86.

М.С. Строгович высказывается по этому поводу совершенно категорически: «Нет никаких сомнений в том, что умышленное, намеренное “формирование ошибочного представления” у кого-­либо есть обман этого лица, сообщение ему ложных сведений, а не что­-либо иное. Но солгать можно прямо, словами, а можно это же сделать более сложным способом, таким образом, что слова и предложения сами по себе ложными не являются, но они так построены и даны в таком контексте, сказаны таким тоном и с такой мимикой, что тот, кому они высказаны, ложь примет за правду, а правду за ложь. А это есть обман! Ложь, которая от того, что она подана в особо хитроумной форме, не делается допустимой. Наоборот, она приобретает особо нетерпимый, незаконный и аморальный характер»87.

Н.И. Гаврилова, сопоставляя суть лжи и ошибок в свидетельских показаниях88, дает основные различия между двумя понятиями: заведомая ложь и добросовестная ошибка (заблуждение).
Заведомая ложь – это сознательный, волевой акт искажения истины, который зарождается и используется только при передаче информации. Заведомая ложь образует ошибки у субъектов процесса (возникновение ошибок у допрашиваемого).
Добросовестная ошибка – это непроизвольное искажение обстоятельств по делу, которое может возникнуть на любом этапе дачи показаний. Добросовестная ошибка способна формировать ошибочные представления о реальной действительности, в том числе и у допрашиваемого.

По мнению российского психолога В.В. Знакова, в психологии правду и ее противоположность (ложь) целесообразно характеризовать по трем основным признакам:
1) фактическая истинность или ложность утверждения;
2) вера говорящего в истинность или ложность утверждения;
3) наличие или отсутствие у говорящего намерения ввести в заблуждение слушающего.
Эти три признака дают основания для классификации разновидностей правды и психологического анализ отличий от ее антиподов: неправды, вранья, лжи и обмана (см. табл. 2)89.

Таблица 2
Классификация неистинной информации по В.В. Знакову

Соответствие или несоответствие высказывания фактам Утверждение говорящего соответствует фактам Утверждение говорящего не соответствует фактам
Наличие или отсутствие намерения обмануть партнера Говорящий верит в истинность утверждения Говорящий не верит в истинность утверждения Говорящий верит в истинность утверждения Говорящий не верит в истинность утверждения
Говорящий не имеет намерения обмануть партнера 1. Правда – субъект говорит то, что соответствует фактам, он верит в истинность утверждения и не имеет намерения обмануть собеседника 2. Правда или «случайная правда» – субъект сомневается в истинности своего суждения, но по тем или иным причинам делает его 3. Неправда или заблуждение – человек верит в реальность существования чего-­то, но ошибается – в результате он говорит неправду, считая ее правдой 4. Неправда – человек в шутку сознательно искажает правду. Это метафоры, ирония, аллегория 5. Вранье – человек не рассчитывает на веру и не ставит целью обмануть собеседника, не ставит целью получение личной выгоды. Фантазии.
Говорящий имеет намерение обмануть партнера 6. Обман – основан на желании создать у собеседника ложное представление o предмете обсуждения без искажения реальных фактов. Обычно основано на эффекте обманутого ожидания 7. Мнимая ложь – человек может думать, что он лжет, сообщая собеседнику истину. Это мнимая, кажущаяся ложь 8. Самообман – человек, получая какое-­то знание, не верит в его правдоподобие или отрицает его. Субъект знает, что отрицаемое суждение является ложным, и в то же время убеждает себя в его истинности 9. Ложь – умышленная передача сведений, не соответствующих действительности

В.И. Шаховский, учитывая, что в процессе социализации человек учится скрывать свои эмоции, контролировать их, подчинять их внутренним и общественным правилам культуры, приводит интересную типологию эмотивной стороны лжи: ложь как эмоциональное поглаживание (комплимент, лесть); ложь как эмоциональный удар; ложь как притворство для сокрытия правды; ложь как супружеская измена; ложь как внутреннее состояние90.

Исходя из этого, сокрытие истинных эмоций является своего рода самоконтролем, самообладанием и, таким образом, может оцениваться позитивно. Однако сокрытие истинных эмоций может рассматриваться и негативно. Внешнее выражение положительных эмоций при внутреннем отрицательном отношении к собеседнику является ярким свидетельством лживости или проявлением двуличия, неискреннего общения. В.А. Образцов и С.Н. Богомолова выявляют два типа лжи: пассивная ложь, выражающаяся в непередаче (умолчании) сведений, которые известны, и активная ложь, то есть сообщение заведомо ложных сведений. При этом пассивная ложь может быть полной или частичной91. А.Р. Ратинов, изучавший проблему лжи в рамках недостоверности показаний, отмечает, что в психике человека, который дает недостоверные показания, происходит раздвоенность, которая характеризуется большими внутренними трудностями. В сознании лгущего человека сосуществуют два параллельных события (или два его варианта). Одно из них – действительно происшедшее, которое он хочет скрыть, другое – вымышленное, о котором он, напротив, намерен рассказать. Перед мысленным взором лгущего человека все время стоят истинные события, в которых он участвовал. Их представления ярки, детальны, устойчивы, поэтому лжец вынужден их все время подавлять и замещать выдуманными образами, более бедными, слабыми, не обладающими всеми деталями реальности92. А.Р. Ратинов указывает, что лгать «всегда значит ставить на место действительности какой–нибудь предпочтительный для лгущего вымысел и заменять действительно происходившие факты такими, какими их хотелось бы представить лжецу»93.

«С позиции содержательной части психической деятельности, говорить неправду, как правило, труднее, чем воспроизводить истинные события. У добропорядочного свидетеля, на этапе дачи показаний, происходит обращение к его мыслительным образам воспринятых событий, в отличие от лжесвидетеля, которому предстоит конструировать два мыслительных образа – истинные события, которые он собирается утаить, и абсолютно вымышленные события, которыми субъект пытается подменить истинные»94.

Психофизиологические проявления лжи обусловлены тем, что во время обмана (сознательного искажения сообщаемой информации) подсознание человека выбрасывает нервную энергию, которая рефлекторно (помимо воли человека) проявляется в жестах, мимике, характеристиках речи, внутреннем (скрытом от непосредственного наблюдения) реагировании. Нейрофизиологи (Институт мозга человека им. Н.П. Бехтеревой РАН)95 объясняют это тем, что в момент лжи в работу мозга вовлечено сравнительно большое количество исполнительных систем, так как человеку на уровне мозговой деятельности приходится не только придумывать ложь, но еще и подавлять правдивый ответ. Этот феномен получил название «детектор ошибок» (импульс подсознания), который активизируется при сознательной лжи. То есть признаки лжи обычно проявляются, если ложь требует умственного напряжения. Это требует от человека энергозатрат, что непременно отражается на физиологическом, поведенческом и речевом уровнях и обеспечивает «утечку информации». Для устранения негативных последствий возбуждения задействуются все резервные системы организма с целью приведения организма в состояние гомеостаза (биохимического баланса, равновесия), в результате чего увеличивается потребление кислорода, что не может не отразиться на дыхании человека, работе сердца, потовых желёз. Все эти особенности реагирования организма на ложь и легли в основу проведения психофизиологических исследований с использованием полиграфа.

Фрагмент монографии
«Судебная психологическая по выявлению признаков достоверности/недостоверности информации, сообщаемой участниками уголовного судопроизводства (по видеозаписям следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий). Москва, 2016г.
Авторы:
Енгалычев В.Ф. – доктор псих. наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования РФ, зав. кафедрой общей и юрид.психологии Калужского гос.университета им. К.Э. Циолковского;
Кравцова Г.К. – эксперт-полиграфолог (специалист в области суд.ПФ экспертизы с использованием полиграфа), судебный эксперт-психолог
Холопова Е.Н. – доктор юр. наук, проф. Кафедры уголовного процесса, криминалистики и правовой информатики Юридического института Балтийского федерального университета им. И. Канта.

Источники:
83 См.: Краткий толковый словарь русского языка. М.: Русский язык, 1989. С. 92 ; Оже­гов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1984. С. 282–283.
84 Философский словарь. М.: Политическая литература, 1986. С. 245.
85 Там же.
86 Цит. по: Козулева А.А. Подходы к пониманию лжи и ее проявления на психофизическом, психологическом и социально-­психологическом уровнях функционирования психики: вопросы криминалистики и судебных экспертиз // Сибирский юридический вестник. 2009. № 3 (46). С. 67.
87 Белкин Р.С. Курс криминалистики: учеб. пособие. В 3 т. Т. 3 (раздел 1. Проблемы кри­миналистической техники и судебной экспертизы). 3­е изд., доп. М., 2001. С. 256–257 ; Проблемы судебной этики. М.: Наука, 1974. С. 20.
88 См.: Гаврилова Н.И. Понятие, виды и происхождение ошибок в свидетельских показа­ниях: учеб. материал для курса «Общая и правовая психология». Тарту: Тартусский ун­т, 1990. С. 89–90.
89 См.: Знаков В.В. Индивидуальные различия понимания обмана в малом бизнесе //Психологический журнал. 1994. № 6. С. 51–52.
90 См.: Шаховский В.И. Указ. соч. С. 173–204.
91 См.: Образцов В.А., Богомолова С.Н. Криминалистическая психология. М., 2002. С. 417–444.
92 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 2001. С. 324.
93 Ратинов А.Р. Феноменология лжи // Судебно-­психологический взгляд. Юридическая психология: сб. науч. трудов. М., 1998. С. 103–104.

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line