Применение детектора лжи в России

Холодный Ю. И.,
доктор юридических наук, кандидат психологических наук,
начальник отдела Института криминалистики ФСБ России

Для специалистов-полиграфологов и всех, кто в той или иной мере связал свою жизнь с полиграфом, 2003 г. является юбилейным. В 1993 г. закончилось длившееся несколько десятилетий бездумное отрицание возможности применения психофизиологического метода «детекции лжи» в правоохранительных целях. 10 лет назад Министерство юстиции ввело в действие первый в стране правовой акт, регламентировавший применения полиграфа в органах федеральной службы безопасности, и, тем самым, легализовало прикладное использование этого метода в России.

Каковы же достижения отечественной науки и практики в этой области за истекшие 10 лет?
В 1994 г. опросы с использованием полиграфа официально становится на вооружение органов МВД России.
В 1996 г. — началось внедрение полиграфа в деятельность органов налоговой полиции,
в 1998 году — в деятельность Министерства юстиции и Министерства обороны. В последние годы пользователями полиграфа все чаще становятся подразделения военной прокуратуры.

Можно уверенно констатировать, что ежегодно в федеральной сфере с помощью полиграфа осуществляется более десятка тысяч проверок различного целевого назначения. Полиграф все шире внедряется в деятельность коммерческих структур, и, по самым приближенным оценкам, количество проверок с помощью этого прибора, выполняемых в коммерческой сфере, превосходит объемы применения полиграфа в государственном секторе.

Следует отметить добрым словом отечественных инженеров и программистов государственных и коммерческих организаций, которые наладили выпуск компьютерных полиграфов и позволили оставить в стране сотни тысяч долларов, отказавшись от закупок техники данного класса за рубежом, на чем настаивали некоторые горячие головы в середине 90-х годов.

В целом, прогресс в развитии опросов с использованием полиграфа в России за истекшие годы очевиден. Вместе с тем, следовой эффект многолетнего нигилизма в отношении полиграфа, сохранявшийся в отечественной правовой науке и общественном сознании сыграл заметную роль в торможении распространения этого эффективного метода в стране и в появлении рада негативных последствий.

Принципиальное значение для успешного внедрения опросов с использованием полиграфа в деятельность органов МВД, ФСБ и других федеральных ведомств представляло теоретическое (а точнее, естественнонаучное и, вытекающее из него, правовое) обоснование этого метода. Начавшееся в 1993–1994 гг. активное распространение полиграфа в органах внутренних дел и в стране, в целом, на протяжении ряда лет оставалось вне поля зрения криминалистической науки, которая, среди других стоящих перед ней задач, призвана устанавливать научную обоснованность и надежность методов, используемых в борьбе с преступностью. Лишь в конце 90-х годов криминалистика обратила внимание на этот метод и, не зная, что с ним делать, официально отнесла его в разряд нетрадиционных средств получения значимой для расследования преступлений информации.

Таким образом, к началу нового века сложилась парадоксальная ситуация — в правоохранительной практике нарастающими темпами распространялся метод, который не был исследован криминалистической наукой, а сложившаяся ещё в 70-е годы так называемая «проблема полиграфа», за которой скрывалась обширная аморфная совокупность вопросов методического, технического, правового и иного характера, продолжала оставаться фактически неразработанной.

Однако, в последние два-три года удалось достичь качественно сдвига в понимании «проблемы полиграфа» и решить целый ряд принципиальных теоретических вопросов, которые привели к важным с практической точки зрения последствиям. Коротко охарактеризуем тот уровень, на который удалось выйти в области теории и практики опросов с использованием полиграфа в начале XXI века.

1. В настоящее время в мировой науке и практике накопилась обширная совокупность научно-прикладных знаний о психофизиологическом методе «детекции лжи», которая была объединена под наименованием — криминалистическая полиграфология. Анализ накопленных разрозненных сведений и научных данных показал, что психофизиологический метод «детекции лжи» является лишь одним из четырех методов, позволяющих выявлять у человека скрываемую им информацию, а опрос с использованием полиграфа представляет собой только одну из пяти частных форм реализации психофизиологического метода.

2. Многие специалисты, говоря об опросах с использованием полиграфа, часто понимают его как метод диагностики эмоциональной или психической напряженности. Проведенные отечественными учеными теоретические и экспериментальные исследования позволили установить психологические и нейрофизиологические механизмы, лежащие в основе процесса выявления у человека скрываемой им информации. Было доказано, что с естественнонаучной точки зрения опрос с использованием полиграфа представляет собой комплексный метод исследования (точнее, тестирования) памяти человека (а не эмоциональной /психической/ напряженности, которая часто присутствует при проверке его на полиграфе). Этот результат имеет принципиальное значение для понимания места и роли технологии опроса с использованием полиграфа в системе современной криминалистической науки.

3. Изучение опроса с использованием полиграфа с позиций категориального аппарата криминалистики (с учетом понимания естественнонаучных основ его технологии) позволило доказать, что применение полиграфа впервые открывает возможность объективно обнаруживать и изучать хранящиеся в памяти человека следы событий, имевших место в его жизни ранее, в том числе — и уголовно-релевантного характера, либо устанавливать отсутствие таких следов. При этом было показано, что следы событий, хранящиеся в эмоциональной памяти человека, практически неуничтожимы на протяжении всей жизни человека. В ходе проверок на полиграфе было подтверждено указанное положение: в реальной практике удавалось успешно выявлять в памяти человека следы событий, удаленных в прошлое на 20 и более лет.

4. Оценка опроса с использованием полиграфа с позиций методологии криминалистической науки позволила доказать, что он является одним из частных методов криминалистической диагностики. Вхождение опроса с использованием полиграфа и криминалистической полиграфологии в современную криминалистику привело к образованию принципиально нового, ранее не существовавшего направления в криминалистической науке, занимающего аппаратурной (то есть объективной) диагностикой наличия (или отсутствия) в памяти человека следов событий, имеющих значение для раскрытия и расследования преступлений.

5. Оценка места технологии применения полиграфа в целях выявления у человека скрываемой им информации в системе современной отечественной криминалистики дала основание выделить криминалистическую полиграфологию в качестве новой самостоятельной отрасли криминалистической техники. Это позволило окончательно исключить опрос с использованием полиграфа из «нетрадиционных средств получения значимой для расследования преступлений информации.

6. Анализ практики применения полиграфа с позиций теории криминалистики позволил обосновать и доказать, что опрос с использованием полиграфа является частным методом криминалистической профилактики преступлений и правонарушений, связанных с исполнением служебных обязанностей. Этот вывод имеет важное значение в свете того, что в настоящее время скрининговые опросы вводятся в качестве системной профилактической меры при отборе кадров в органы МВД и ФСБ России.

7. Понимание природы явлений, лежащих в основе технологии обнаружения с помощью полиграфа у человека скрываемой им информации, и учет норм процессуального характера дали основание прийти к заключению, что:
— во-первых, применение полиграфа при допросе, в связи с отсутствием прямых указаний в уголовно-процессуальном законе, в настоящее время представляется весьма спорным и, как следствие, нецелесообразным
— во-вторых, опрос с использованием полиграфа может найти применение в ходе следственного действия предъявления для опознания как средство выявления умышленного неопознания
— в-третьих — наиболее перспективной формой процессуального применения полиграфа является экспертиза, ориентированная на оценку достоверности показаний подэкспертного лица, данных дознанию, следствию или суду.

В настоящее время заложены теоретические основы нового рода экспертиз — судебно-психофизиологической экспертизы — и накапливается первый опыт их выполнения при расследовании преступлений. Ещё одним стимулом внедрения полиграфа в деятельность правоохранительных органов явилось включение в ч. 2 ст.74 УПК РФ «Доказательства» п. 3.1 о признании заключения и показания специалиста в качестве допустимого доказательства.

8. Оценка правового регулирования применения полиграфа в органах МВД, ФСБ и других органах исполнительной власти показала, что ведомственные инструкции, в целом, отражают общепринятые в мировой практике принципы использования данного метода. Вместе с тем, эти правовые акты содержат ряд недостатков и упущений, которые требуют устранения. Если при этом принять во внимание качественный сдвиг в решении «проблемы полиграфа», достигнутый в последние годы, становится очевидным, что правовое регулирование применения полиграфа требует дальнейшего совершенствования как на ведомственном уровня, так и путем принятия соответствующего федерального закона.

Подводя итог представленному выше, можно уверенно констатировать, что метод опроса с использованием четко вписался в систему методов и средств современной криминалистики и, выйдя за рамки оперативно-розыскной деятельности, уверенно пробивает дорогу в систему судебных экспертиз.

Качественное применение полиграфа в правоохранительных целях определяется наличием четырех составляющих, а именно: а) наличием четкой системы правового регулирования прикладного применения полиграфа, б) наличием научно-обоснованных методических норм применения полиграфа в практике, в) наличием надежных аппаратно-программных средств (компьютерных полиграфов), прошедших соответствующую аттестацию, г) наличием квалифицированных полиграфологов.

Учитывая тот факт, что эффективность проверки на полиграфе на 90% зависит от качества выучки полиграфолога, последняя из составляющих является важнейшей и определяющей.

Настоятельная необходимость широкого внедрения полиграфа в правоохранительную практику, с одной стороны, и достигнутый уровень в области теории и практики опросов с помощью этих аппаратно-программных средств, с другой, позволяют выделить важнейшие задачи, стоящие перед криминалистической полиграфологией в текущий момент.

Задача первая — повысить квалификацию полиграфологов, устранив межведомственные различия в качестве их подготовки. Важное условие решения этой задачи — необходимость преодолеть келейность и разобщенность специалистов различных ведомств, работающих в сфере применения полиграфа. Решая данную задачу, Институт криминалистики /ИК/ ФСБ России, являясь ведущим центром по подготовке полиграфологов в стране, заключил договор с ВНИИ МВД России о научно-техническом сотрудничестве по тематике полиграфа и оказал консультационно-методическую помощь в организации курсов полиграфологов, проводимых совместно ГУСТМ и ВНИИ МВД России. Специалисты ИК ФСБ России включены в состав объединенной квалификационно-методической комиссии ГУСТМ и ВНИИ МВД России.

Для успешного решения первой задачи необходимо привести к единому стандарту технологию подготовки полиграфологов различных федеральных ведомств, которая удовлетворяла бы установившимся в мировой практике требованиям. Едва ли можно признать правильным и нормальным то, что в ряде случаев учебный процесс по подготовке полиграфологов осуществлялся и осуществляется по эмпирически сформировавшимся программам, не отражающим уровень развития современной технологии опросов с использованием полиграфа.

Важным достижением специалистов-полиграфологов ГУИН Министерства юстиции России является то, что они в 2001 г. ввели в действие «Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «СПЕЦИАЛИСТ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫХ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСОВ». Не умаляя значимости этого достижения, тем не менее, нельзя не отметить, что и здесь келейность сыграла свою негативную роль: указанные «Государственные требования…» содержат целый ряд огрехов (включая само наименование квалификации), а заявленный объем обучения — 1200 часов — является едва ли методически обеспеченным.

Инструментом решения обсуждаемой первой задачи может стать, например, межведомственная квалификационно-методическая комиссия, которая возьмет на себя организацию и координацию работ по тематике полиграфа в тех ведомствах, которые пожелают войти в её состав. МВД и ФСБ России уже сделали первые шаги на этом пути.

Первая задача фактически закладывает основы успешного решения второй задачи — использование научно-обоснованных норм применения полиграфа в практике. Общаясь с представителями различных ведомств из регионов, неоднократно приходилось слышать отзывы о низкой результативности или неэффективности применения полиграфа при раскрытии и расследовании преступлений, которые, как выяснялось, были обусловлены крайне низким уровнем подготовки лиц, работавших с этими приборами. Порой приходится сталкиваться с грубейшими ошибками при выполнении проверок на полиграфе, принципиально исключающими возможность какой-либо трактовки результатов, полученных в итоге такой процедуры, и при этом «горе-специалист», даже не подозревая об этом, делится своим «опытом» на страницах различных изданий.

Иными словами, некомпетентное применение полиграфа сопровождается не только ошибочными результатами (что в итоге калечит судьбы людей, прошедших подобную «проверку», и вводит в заблуждение сотрудников правоохранительных органов, обратившихся за помощью к такому «горе — специалисту»), но и приводит к компрометации этого весьма эффективного метода, в целом.

И хотя проверка на полиграфе — это всегда творческий процесс, не терпящий шаблона, тем не менее, по-видимому, настало время ввести единые требования по строгому соблюдению полиграфологами важнейших методических норм и условий выполнения опросов с использованием полиграфа. Разработку и контроль внедрения таких норм и условий применения полиграфа могла бы осуществить объединенная квалификационно-методическая комиссия МВД И ФСБ России.

Тесно примыкает к первым двум третья задача — применение при опросах аттестованных аппаратно-программных средств. И речь в данном случае идет не только об аттестации товарной продукции в Госстандарте России.

Например, авторам данной статьи этим летом довелось побывать в Домодедово в Институте повышения квалификации работников МВД России, где три отечественные фирмы демонстрировали специалистам следственных и технических подразделений выпускаемые компьютерные полиграфы. В частности, представитель фирмы «Русичи», рекламируя свою продукцию, утверждал, что его компьютерный полиграф оснащен датчиком, регистрирующий агрессивность человека и, более того, располагает возможностью выявлять противодействие человека проводимой в отношении него проверке.

Специалистам, работающим в области психологии и психофизиологии, хорошо известно, что датчики полиграфа регистрируют исключительно физиологические реакции, и ни один из них принципиально не может диагностировать такую сложную психологическую характеристику личности как агрессивность. Аналогичным образом, прибор не может и не должен принимать решение о наличии или отсутствии противодействия человека проводимой проверке. Обнаружение противодействия (события весьма редкого при выполнении опроса с использованием полиграфа) является побочной, второстепенной задачей, и полиграфолог решает её методическими средствами и приёмами. Иными словами, заявленные упомянутой выше фирмой свойства производимого ею компьютерного полиграфа носят рекламный характер и едва ли соответствуют истине.

Таким образом, чтобы не вводить потребителя в заблуждение, необходимо проводить экспертизу компьютерных полиграфов в специализированных учреждениях (в частности такие работы проводятся в Институте криминалистики ФСБ России) на соответствие предлагаемой продукции афишируемым рекламным заявлениям фирм-производителей.

Наконец, четвертая задача — введение в действие более совершенных норм правового регулирования, учитывающих достигнутый уровень развития метода опроса с использованием полиграфа, реальные потребности практики и специфические потребности каждого из ведомств-пользователей этого метода. Более того, необходимо принятие федерального закона, регламентирующего применение полиграфа во всех сферах жизни российского общества. В настоящее время такой законопроект готовится, и, по-видимому, вскоре он будет вынесен на рассмотрение Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации.

Теги: Прочее

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line