Судебная психологическая экспертиза информированности личности о расследуемом событии

Ф.К. Свободный

В настоящее время в России активно развивается практика применения опросов с использованием полиграфа в процессе предварительного следствия и на этапе судебного разбирательства, что заставляет соответствующих специалистов пристально рассматривать проблемные вопросы, возникающие в этой сфере.

На страницах журнала «Прикладная юридическая психология» уже поднимались вопросы, связанные с подготовкой специалистов полиграфологов [5, С.107] и с применением полиграфа при противодействии экстремизму [16, С.118].

Расширяющаяся практика применение полиграфа при расследовании преступлений привела ряд специалистов, занимающихся проблемами полиграфа, к необходимости внесения психофизиологических исследований с использованием полиграфа в существующую классификацию судебных экспертиз.

Так, по мнению Я.В. Комисаровой, «было бы корректно дополнить класс экспертиз собственно психофизиологической экспертизой, базирующейся на использовании психофизиологического метода детекции лжи и направленной на решение диагностических задач» [7, С.89].

Автор настоящей работы полагает, что в отношении судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа было бы корректнее говорить не о новом классе судебных экспертиз, а о новом виде экспертизы, относящейся по своей сущности, объекту, предмету и методам к классу судебных психологических экспертиз.

Действительно, большинство теорий, объясняющих принцип работы полиграфа, в качестве основополагающих (в т.ч. диагностируемых) явлений рассматривают психологические феномены (внимание, эмоции, память, установки, личностный смысл и т.д.), что позволяет по объектно-предметному содержанию отнести опрос с использованием полиграфа в область психологических исследований.

Так, Ю.И. Холодный, объясняя механизмы, лежащие в основе опроса с использованием полиграфа, предложил теоретическую концепцию целенаправленного исследования памяти, которая заключается в том, что в ходе тестирования на полиграфе образы событий (явлений), хранящиеся в памяти человека, могут быть намеренно актуализированы с помощью целевой установки и далее обнаружены по регистрируемым физиологическим реакциям, возникающим в ответ на предъявляемые ему (человеку) специальным образом подобранные и сгруппированные стимулы [29, С.51].

Сошников А.П. и Пеленицын А.Б., признавая определенное влияние на возникновение и развитие психофизиологических реакций основных психических функций человека (памяти, эмоций, процессов переработки информации и т.д.), приоритетную роль в указанном механизме отдают феномену внимания, подчеркивая, что «состояние и динамика внимания обследуемого лица – вот то психическое явление, которое оказывает определяющее влияние на эффективность обследований с использованием полиграфа» [28, С.43].

Оглоблин С.И. и Молчанов А.Ю., полемизируя с Холодным Ю.И., в качестве теоретической основы опроса с использованием полиграфа предлагают теорию «направленной актуализации динамических личностных смыслов сознания», указывая на то, что опрос с использованием полиграфа «полностью протекает в рамках методологии психологического эксперимента» [17, С.410].

Несомненно, что исследование различных психологических феноменов входит в компетенцию психолога, а разрешение вопросов, возникающих перед следствием и судом при необходимости квалифицированной оценки психических явлений, требует проведения судебной психологической экспертизы.

В настоящее время нет единой классификации СПЭ, поскольку исследователи используют различные критерии при построении авторских классификаций СПЭ.

Существуют несколько широко известных классификаций СПЭ по предмету исследования [11, С.16; 19, С.22; 20, С.297], обобщив которые можно выделить следующие виды СПЭ: СПЭ эмоциональных и иных состояний личности; СПЭ регуляторных способностей личности; СПЭ когнитивных способностей личности; СПЭ коммуникативных способностей личности; СПЭ характеристик мотива; СПЭ индивидуально-психологических особенностей личности; СПЭ воздействия; СПЭ взаимодействия личности и ситуации.

По мнению автора данной работы, учитывая реалии сегодняшней практики судебных экспертиз (в том числе судебной психофизиологической экспертизы с применением полиграфа), указанную классификацию можно дополнить новым видом – СПЭ информированности личности о расследуемом событии, которая сейчас базируется на проведении исследования с использованием полиграфа.

Эффективно раскрыть сущность конкретного вида судебной экспертизы можно, лишь указав на ее предмет, задачи, объекты, методики – т.е. такие основные признаки экспертного исследования, которые отражают природу специальных знаний эксперта и отличают один вид экспертиз от других.

В качестве объектов СПЭ авторы предлагают считать «психику испытуемого лица и материалы уголовного дела» [13, С.21], «психические проявления человека, не выходящие за пределы нормы» [33, С.233], «содержание и структуру индивидуального сознания и поведения людей» [8, С.153], «психическую деятельность здорового человека» [2, С.518], «источники информации о психической деятельности человека» [10, С.14], человека и сведения «о психических явлениях, содержащиеся в материалах уголовного дела» [9, С.112], человека как носителя психики [21, С.17].

Ученые, занимающиеся проблематикой судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа (СПФЭ), зачастую определяют ее объекты созвучно вышеприведенным формулировкам объектов СПЭ.

Так Ю.И.Холодный считает, что «объектом СПфЭ, в широком смысле, является память человека как неотъемлемая составная часть его психики, а объектом конкретного СПфЭ – память человека, направленного для производства экспертизы по конкретному делу, а также материалы этого дела» [30, С. 33];

Семёнов В.В. и Иванов Л.Н. полагают, что родовым объектом судебной психофизиологической экспертизы является личность, а специальным – память, указав при этом, что «исследование памяти человека (идеальных следов преступления) в рамках данной экспертизы производится опосредованно, через исследование сопряженных с психическими процессами физиологических проявлений, фиксируемых при помощи полиграфа» [25, С. 91].

Комисарова Я.В. относит к объектам СПФЭ «носители информации, необходимой для решения экспертных задач, которые могут быть представлены в распоряжение эксперта в установленном законом порядке: обследуемое лицо, материалы дела, вещественные доказательства» [6, С.24].

Назаров О.А. прямо указывая на то, что судебная экспертиза с использованием полиграфа относится к классу судебно-психологических экспертиз, считает, что «родовым объектом изучения психологической экспертизы с использованием полиграфа является личность, а специальным объектом - психический познавательный процесс – память» [15].

О том, что психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа по своей сущности, объекту, предмету и методам относится к классу судебных психологических экспертиз, автор настоящей работы указывал еще в 2009 году [22, С.354] и на протяжении ряда лет последовательно развивал данное мнение [24, С.201].

Относительно определения предмета СПЭ среди ученых также отмечается разнообразие мнений. Так предметом СПЭ называется изучение конкретных процессов, свойств, состояний и механизмов психической деятельности человека, имеющих значение для установления истины по уголовному делу» [2, С.518].

Резниченко И. и Дагель П. к предмету исследования СПЭ относят психические процессы (ощущение, восприятие, память и т.д.), психические состояния (аффект, рассеянность, озадаченность и т.д.) и свойства личности (интеллектуальный уровень) [3, С.9].

Сорокотягина Д.А. и Романов В.В. в качестве предмета СПЭ выделяют психические процессы, состояния, свойства психики здоровых людей, особенностей их психической деятельности в уголовном или гражданском процессе [18, С.78].

Еникеев М.И. определяет предмет СПЭ как «непатологические психические аномалии индивида, имеющие значение для установления истины в судопроизводстве» [4, С.181].

Нагаев В.В. в качестве предмета СПЭ указывает «выяснение возможности допрашиваемого в силу индивидуальных особенностей протекания психических процессов правильно воспринимать, сохранять в памяти и воспроизводить сведения о фактах, входящих в предмет доказывания» [14, С.40].

Кудрявцев И.А. считает, что предмет СПЭ составляют «фактические данные о результатах влияния на психическое отражение окружающего, рефлексию и регуляцию своего поведения подэкспертным непатологических факторов: возрастного, ситуационного, эмоционального, личностного» [12, С.18].

Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. включают в предмет СПЭ «компоненты психической деятельности (психики) в её целостности и единстве, устанавливаемые на основе исследования психической деятельности человека и имеющие значение для органов правосудия» [26, С.7].

Мельник В.В. и Яровенко В.В. считают, что предмет СПЭ это - «фактические данные о психических процессах, свойствах и состояниях свидетелей, потерпевших и обвиняемых (подсудимых), имеющих значение для выявления объективной истины по делу, которые устанавливаются экспертом на основе специальных знаний в психологии» [13, С.21].

Некоторые авторы, говоря о предмете СПЭ, выделяют общий и частный предметы экспертизы. Так Сахнова Т.В. полагает, что «общим предметом психологической экспертизы как особого вида экспертного исследования можно назвать психическую деятельность в целом рассматриваемую как систему» [21, С.17].

Коченов М.М. разделяя общий и частные предметы СПЭ, определял в качестве общего предмета СПЭ «компоненты психической деятельности (психики) в её целостности и единстве, устанавливаемые на основе исследования психической деятельности человека и имеющие значение для органов правосудия» [11, С.14]. Коченов М.М. указывал также на то, что «Общий предмет СПЭ включает в себя бесчисленное множество частных предметов СПЭ, круг которых постоянно расширяется по мере развития общей психологии и ее прикладных отраслей» [11, С.15].

Холопова Е.Н. полагает, что «общим предметом судебно-психологического экспертного исследования является психическая деятельность лица в юридически значимых ситуациях в рамках конкретного уголовного дела, а «предметом конкретной СПЭ является психическое состояние лица только в юридически значимых ситуациях по данному делу» [31, С.79]. При этом Холопова Е.Н. подчеркивает динамический характер частного предмета СПЭ: «частный предмет СПЭ формируется путём конкретизации общего предмета психологического исследования в соответствии с конкретной экспертной задачей» [31, С.79].

Автор настоящей работы согласен с мнением тех авторов, которые выделяют общий и частные предметы СПЭ, и, вслед за некоторыми из них, понимает под общим предметом СПЭ психическую деятельность личности в юридически значимых ситуациях, связанных с расследуемым делом.

Представляется, что частным предметом СПЭ могут выступать особенности информированности (степень информированности; источники получения информации; время и место ее получения и т. д.) личности о расследуемом событии.

В рамках данной работы автор предлагает определить понятие «информированность личности о расследуемом событии» как когнитивно-эмоциональное образование в структуре субъективного опыта личности, выражающееся в наличии у человека системы объективных знаний и субъективных представлений о конкретном случае, произошедшем в его жизни, а также эмоционально-оценочных отношений человека к данному случаю.

Что касается проблематики предмета судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа (СПФЭ), то ведущие специалисты в этой области не имеют общего мнения по данному вопросу.

Так Холодный Ю.И. считает, что общим «предметом СПфЭ является установление фактических данных, имеющих значение для уголовного дела, путем исследования компонентов психики человека, в частности – его памяти», а «предметом конкретной СПфЭ является установление фактических данных, представляющих интерес для конкретного уголовного дела и сформулированных в виде конкретных вопросов, на которые предстоит ответить полиграфологу в результате исследования в ходе ОИП памяти конкретного лица» [30, С. 29];

Назаров О.А. полагает, что «предмет психологической экспертизы с использованием полиграфа (ПЭИП) - психофизиологические реакции участников процесса, возникающие в связи с преступлением и его расследованием, как источник юридически значимой информации» [15].

Баранов Ю.Н. и Попова Т.В. указывают, что «в качестве предмета полиграфической экспертизы выступает психофизиологическое состояние испытуемого» [1, С. 25].

Комисарова Я.В. указывает на то, что предмет СПФЭ составляют «сведения о том, является или нет участник процесса, в отношении которого проводится экспертиза, носителем информации о конкретном событии (его деталях), судя по результатам исследования физиологических проявлений протекания психических процессов, связанных с восприятием, закреплением, сохранением и воспроизведением им информации об этом событии» [6, С.24].

Шипшин С.С., предлагая развивать комплексную психолого-психофизиологическую экспертизу, отмечал, что «предметом этой экспертизы являются признаки наличия юридически значимой информации в памяти процессуального лица (свидетеля, потерпевшего, обвиняемого)» [32]. И, хотя, Шипшин С.С. разграничил компетенции психолога и полиграфолога в указанной им экспертизе, нам представляется, что он и Комисарова Я.В. вплотную подошли к определению информационной сущности предмета судебной экспертизы с использованием полиграфа.

О том, что судебная психофизиологическая экспертиза призвана выявлять особенности информированности лица о расследуемом событии автор данной статьи указывал в своей монографии еще в 2009 году [23, С.129].

Действительно, заказчиков судебной экспертизы с использованием полиграфа интересует не память подэкспертного сама по себе, не динамика его психофизиологических реакций, а ответ на прямой, пусть и юридически некорректно сформулированный вопрос – «врёт подэкспертный, рассказывая о расследуемом событии или нет?».

Упустим большой пласт вопросов связанных с проблемой лжи и ложных показаний, и перефразируем вышеуказанный запрос заказчиков: «скрывает подэкспертный информацию о расследуемом событии или нет?» или, другими словами, – «какой информацией о расследуемом событии обладает подэкспертный?»

Поэтому представляется, что предметом судебной экспертизы с использованием полиграфа является исследование количественных и качественных характеристик информированности лица о расследуемом событии.

В связи с вышесказанным, автор настоящей работы предлагает назвать судебную психофизиологическую экспертизу с использованием полиграфа следующим образом – Судебная психологическая экспертиза информированности личности о расследуемом событии (СПЭИЛ).

По мнению автора, данное название более четко обозначает суть экспертизы с использованием полиграфа - выявление особенностей информированности лица о расследуемом событии и позволяет точнее определить ее предмет, объекты, методы и компетенцию.

Предмет СПЭИЛ – исследование качественных и количественных характеристик информированности лица о расследуемом событии, а именно установление фактические данных
1. о наличии или отсутствии у лица информации о деталях расследуемого события
2. о степени информированности лица о расследуемом событии (об объеме и конкретном содержании информации о расследуемом событии, которой располагает лицо),
3. о месте, времени и источниках получения лицом первой информации о расследуемом событии.

Общим объектом СПЭИЛ является индивид, как социальное существо - личность, во всех его взаимосвязях со средой, как носитель психики (сознания, памяти, информации о расследуемом событии), подлежащей исследованию в процессе экспертизы.

Частными объектами СПЭИЛ являются – все иные материальные носители информации о личности и ее деятельности, исследуя которые эксперт может получить сведения об особенностях информированности личности о расследуемом событии: материалы дела; видеозапись поведения подэкспертного в ходе исследовательского этапа экспертизы; записи физиологических реакций подэкспертного (полиграммы), записи нейрофизиологических реакций подэкспертного (электроэнцефалограммы) и т.п.

Методами СПЭИЛ являются - психологический анализ материалов дела, наблюдение; беседа; психологическое тестирование (в т.ч. ассоциативный эксперимент), экспериментальное психодиагностическое исследование с использованием приборов, регистрирующих моторные, физиологические, нейрофизиологические реакции подэкспертного на предъявляемые ему стимулы. По мере развития данного вида экспертиз вполне вероятно расширение перечня методов СПЭИЛ.

В компетенцию СПЭИЛ входит круг вопросов, связанных с информированностью подэкспертного лица о частных признаках расследуемого события.

Эксперт, проводящий СПЭИЛ, вначале выявляет наличие (отсутствие) у подэкспертного устойчивых и выраженных реакций при предъявлении ему стимулов, содержащих информацию о расследуемом событии; затем отвечает на вопрос «являются ли стимулы, содержащие информацию о частных признаках расследуемого события, субъективно значимыми для подэкспертного?», и на основании этого делает вероятностный вывод о том, что подэкспертный обладает (или не обладает) информацией о частных признаках расследуемого события.

Поэтому, учитывая вышесказанное и то обстоятельство, что СПЭИЛ не компетентна решать вопросы правового характера (о правдивости или ложности показаний, о действиях подэкспертного в момент преступления и т.д.), для соблюдения научных и правовых принципов судебного исследования правомочным представляется формулирование следующих вопросов к эксперту СПЭИЛ:
• Обладает подэкспертный информацией об обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события?
• О каких обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события обладает информацией подэкспертный?
• Когда и из каких источников была получена подэкспертным первая информация об обстоятельствах (деталях, частных признаках) расследуемого события?

На настоящий момент, автором данной статьи, было произведено более 80 СПЭИЛ по постановлениям о назначении судебной экспертизы, вынесенными дознавателями, следователями, судами Алтайского края. При этом в постановлениях о назначении экспертиз были прямо указаны ее вид: судебная психологическая экспертиза информированности личности о расследуемом событии, а также вышеприведенные вопросы к эксперту. Результаты всех проведенных СПЭИЛ, оформленные в виде заключений эксперта, были приобщены к материалам соответствующих дел и приняты в качестве источника доказательств.

Как справедливо указывали Д. В. Сочивко, Т. Н. Савченко, И. В. Блинникова «без широкой дискуссии и серьезной проработки научных основ прикладных исследований юридическая психология окажется в ситуации стагнации и перестанет отвечать на все возрастающие запросы практики» [27,С.8 ].

Автор выражает надежду, что идеи, высказанные в настоящей статье, будут способствовать дискуссии, плодотворно влияющей на развитие методологии и практики нового вида экспертных исследований – судебной психологической экспертизы информированности личности.

Литература
1. Баранов Ю.Н., Попова Т.В. О возможности применения полиграфа в экспертном исследовании // Теория и практика применения полиграфа в правоохранительной деятельности: Материалы 4-й международной науч.-практ. конф. ГУВД Краснодарского края / Под ред. А.Г. Сапрунова, С.Л. Николаева. – Сочи: ГУВД Краснодарского края, -2000.-С.25.
2. Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., -2000. -С. 518.
3. Дагель П., Резничепко И. Вопросы компетенции и организации судебно-психологической экспертизы // Советская юстиция. -1970. -№1. -С. 9.
4. Еникев М.И. Юридическая психология. М.: Норма, -1999. -С. 181.
5. Иванов Р.С. Применение полиграфа как мера противодействия экстремизму // Прикладная юридическая психология. - 2013. -№ 3. -С.107.
6. Комиссарова Я.В. Концептуальные основы профессиональной деятельности эксперта в уголовном судопроизводстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Москва. –2013. -57с.;
7. Комиссарова Я.В. Проблема становления психофизиологической экспертизы: Материалы Международной научной конференции. М., -2002. -С. 89.
8. Коновалова В.Е. Правовая психология. Харьков, -1990. -С. 153.
9. Котов Д.П. Объекты, компетенция и предмет судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе // Межвузовский сб. науч. трудов: Судебно-экспертное исследование человека и его деятельности. Свердловск, -1985. -С. 112
10. Коченов М.М. Введение в судебно-психологическую экспертизу. М., -1980. -С. 14-15.
11. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психологической экспертизы, Автореф.... д-ра, психол. наук. В форме науч. доклада. М., -1991. -С. 13-17.;
12. Кудрявцев И.А. Психолого-психиатрическая экспертиза. М., -1988. -С. 18.
13. Мельник В.В., Яровенко Я.Д. Теоретические основы судебной психологической экспертизы. Владивосток: ДВУ, -1991. -С. 21.
14. Нагаев В.В. Основы судебно-психологичсской экспертизы. М.: -Закон и право, -2003. -С. 40.
15. Назаров О.А. Компетенция судебного эксперта психолога (полиграфолога) при проведении психологической экспертизы с использованием полиграфа. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://expert-nazarov.com/index.php/vidi-expertizi-2/14-poligraph-ekspertiza
16. Неклюдов В.Ю. Проблемы подготовки специалистов-полиграфологов // Прикладная юридическая психология. -2012. -№ 1. -С.118.
17. Оглоблин С.И., Молчанов А.Ю. Инструментальная детекция лжи (проверки на полиграфе): Академический курс.- М. -2004. -С. 410-411.
18. Романов В.В. Юридическая психология. - М., -1988. -С. 78.
19. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе: Науч.практич. пособие. М.: Гардарика, -1998. -С. 22-25.;
20. Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. М., -1999. -С. 297.
21. Сахнова Т.В. Основы судебно-психологической экспертизы по гражданским делам. Учеб. пособие. М.: Юристь, -1977. -С. 17.
22. Свободный Ф.К. Применение полиграфа в судебной психологической экспертизе / Молодежь – Барнаулу. Материалы XI научно-практической конференции молодых ученых (17-21 ноября 2009 г.): в 2 т./ отв. ред. Б.А.Черниченко. – Барнаул, 2010. – Т. 2. - С. 354-355.
23. Свободный Ф.К. Судебная психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа: возможности и тенденции ее производства в уголовном процессе [Текст]: монография. – Барнаул: Изд-во ААЭП, -2009. –200 с.-.
24. Свободный Ф.К. Экспертиза с использованием полиграфа как новый вид судебной психологической экспертизы / Актуальные проблемы борьбы с преступлениями и иными правонарушениями: материалы девятой международной научно-практической конференции. – Барнаул: Изд-во БЮИ МВД РФ, 2011. – С. 201-203.
25. Семёнов В.В., Иванов Л.Н. Правовые, тактические и методические аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве. Учеб. пособие. – М.: Издательство «Юрлитинформ», -2008. -184 с.
26. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебно-психологической экспертизы. М., -2000. -С. 7.
27. Сочивко Д.В., Савченко Т.Н., Блинникова И.В. Журнал «Прикладная юридическая психология»: ответы на вызовы психологической науки и практики // Прикладная юридическая психология. -2013. -№4. -С.8.
28. Сошников А.П., Пеленицын А.Б. Оценка персонала: психологические и психофизиологические методы. - М.: Эксмо, -2009. – 240 с.
29. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа // Вестник криминалистики / Вып. 2 (14). -С. 51.
30. Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1 (25). – М.: Спарк, 2008. -С. 25-33.
31. Холопова Е.Н. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном судопроизводстве: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09. М.: Академия управления МВД России. -2006. -С.79-80.
32. Шипшин С.С. К вопросу о предмете и объекте комплексной психолого-психофизиологической экспертизы [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2013. №4. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2013/n4/65749.shtml
33. Шиханцев Г.Г. Юридическая психология. М.: Зерцало. -1998. -С. 233.

Позвоните для получения дополнительной информации +7 (495) 120-09-77

Заказать on-line